Перейти к основному содержанию
Сайт психолога Игоря Василевского

О пользе дилетантства

В целом, наиболее сильную эмоциональную реакцию на музы­кальные произведения проявляют люди со средней музыкальной культурой. Эти люди достаточно подготовлены, чтобы воспринять даже сложное музыкальное произведение во всей полноте, и в то же время часть нюансов звучания, отдельные технические моменты исполнения скрыты от них, не отвлекают их внимания от главного содержания музыки и не привносят в акт восприятия слишком явный элемент рассудочности, характерный для реакции знатоков и специалистов.

Контроль мозга над весом

«Год назад я дочитал книгу, смял и выкинул оставшуюся половину пачки в окно и навсегда бросил курить» — так известный сноб и предприниматель Артемий Лебедев описывал действие книги Аллена Карра «Легкий способ бросить курить».

Пока мне сложно оценить эффект от книги Мартина Ингвара и Гуниллы Эльды «Контроль мозга над весом. Научный подход к похудению», но желание пересмотреть некоторые свои привычки (а также распространенные стереотипы о питании и диетах) она уже вызвала.

О разнообразии и жизнеспособности системы

У нас еще слабо осуществляется контроль над музыкой, звучащей в клубах, кино и других общественных местах.
Тихон Хренников. Буржуазные космополиты в музыкальной критике. Журнал «Культура и жизнь», 20 февраля 1949 года

11 августа 1961 года — день капитуляции советской системы. В этот день было принято решение Народной палаты ГДР о строительстве Берлинской стены. 106 км бетонного ограждения должны были защитить нежную душу строителя коммунизма от тлетворного влияния Запада. И хотя Стена не справилась с возложенной на нее миссией, мне все же интересно, а был ли у СССР шанс? Если бы Союз Советских Республик стал менее социалистическим? Как это произошло в Китае.

В августе 1946 ЦК КПСС принял постановление с критикой произведений «культивирующих несвойственный советским людям дух низкопоклонства перед современной буржуазной культурой Запада». Дальше больше: волна обличительных публикаций в прессе и комсомольские патрули, охотящиеся на «стиляг». Насколько устойчива система, угроза которой узкие брюки и танцы «стилем»? Ведь еще пламенный революционер, большевик и пионер системного подхода Александр Богданов-Малиновский писал о необходимости разнообразия для выживания системы. Жизнь — это и есть разнообразие.

Почему срочное становится важным?

У меня есть две версии, почему срочные дела воспринимаются как важные (что крайне негативно отражается на эффективности работы).

  1. Психологический атавизм. Во времена саблезубых тигров срочное действительно означало важное: срочно убежать от угрозы, срочно догнать бифштекс.
  2. Средство от прокрастинации (нерешительности). Когда не хватает сил сделать осознанный выбор, хватаешься за то, что лежит рядом.

Эта лодка тоже пуста

Когда я был молодым, я увлекался плаваньем в лодке. У меня была маленькая лодка, и я в одиночестве отправлялся на ней плавать по озеру. Я оставался в ней в течение многих часов. Однажды я сидел в лодке с закрытыми глазами и медитировал на прекрасную ночь. Какая-то пустая лодка плыла по течению и ударила мою лодку. Мои глаза были закрыты, и я подумал: «Кто-то сидит в лодке, и это он ударил мою лодку». Возник гнев. Я открыл глаза и собрался что-то гневно сказать тому человеку, но понял, что лодка пуста. Моему гневу некуда было двигаться. На кого мне выплескивать свой гнев? Лодка была пустой. Она просто плыла по течению и ударилась об мою лодку. Мне нечего было делать. Я не мог проецировать гнев на пустую лодку. Я закрыл глаза. Во мне был гнев, но он не имел выхода. Я закрыл глаза и просто поплыл обратно, оставаясь вместе со своим гневом. И эта пустая лодка стала причиной моей реализации. В эту тихую ночь я подошел к некоторой точке внутри себя. Пустая лодка стала моим мастером, моим учителем. И теперь, если кто-то приходит и обижает меня, я смеюсь и говорю: «Эта лодка тоже пуста». Я закрываю глаза и направляюсь внутрь.

История Лин Чи

О чем хотел сказать Че

«Generation „П“», по моим наблюдениям, является самой популярной книгой Виктора Пелевина. Но, мне кажется, основную идею книги чаще всего ищут и находят не там. В экранизации ее можно даже не заметить. Идея не в том, что коварные рекламщики посредством телевизионной картинки управляют сознанием, а в этих четырех абзацах:

Оральный вау-импульс заставляет клетку поглощать деньги, чтобы уничтожить страдание от конфликта между образом себя и образом идеального «сверх-я», создаваемого рекламой. Заметим, что дело не в вещах, которые можно купить за деньги, чтобы воплотить это идеальное «я», — дело в самих деньгах. Действительно, многие миллионеры ходят в рванье и ездят на дешевых машинах — но, чтобы позволить себе это, надо быть миллионером. Нищий в такой ситуации невыразимо страдал бы от когнитивного диссонанса, поэтому многие бедные люди стремятся дорого и хорошо одеться на последние деньги.
Анальный вау-импульс заставляет клетку выделять деньги, чтобы испытать наслаждение при совпадении упомянутых выше образов.
Поскольку два описанных действия — поглощение денег и их выделение — противоречат друг другу, анальный вау-импульс действует в скрытой форме, и человек всерьез считает, что удовольствие связано не с самим актом траты денег, а с обладанием тем или иным предметом. Хотя очевидно, что, например, часы за пятьдесят тысяч долларов как физический объект не способны доставить человеку большее удовольствие, чем часы за пятьдесят, — все дело в сумме денег.
Оральный и анальный вау-импульсы названы так по аналогии со сфинкторными функциями, хотя их вернее было бы соотнести со вдохом и выдохом: чувство, вызываемое ими, похоже на своего рода психическое удушье или, наоборот, гипервентиляцию. Наибольшей интенсивности орально-анальное раздражение достигает за игорным столом в казино или во время спекуляций на фондовой бирже, хотя способы вау-стимуляции могут быть любыми.

А пояснением прекрасно служат комментарии Чогьям Трунгпа Ринпоче к «Бардо Тхёдол»:

Когда мы уже обладаем чем-либо, то радость обладания больше не приносит нам удовольствия и мы постоянно высматриваем, что бы ещё приобрести, но всякий раз происходит одно и то же. Отсюда непрекращающийся изнурительный голод, в основе которого — не бедность как таковая, а невозможность получить удовольствие от обладания, поскольку у нас уже всё есть. Ведь удовольствие обладания на самом деле определяется энергией, заключённой в акте обмена — в возможности собирать, складывать, держать в руках, надевать или поглощать. Этот вид энергии служит стимулом, но присущее ему качество присвоения делает весь процесс крайне нелепым. Когда то, чем вы хотели обладать, уже у вас в руках, акт держания этой вещи не приносит никакого удовольствия, но при этом вы не хотите выпустить её из рук.

Кемпинский. Психология шизофрении

Шизофрению часто называют королевской болезнью. Речь при этом идет не только о том, что она часто поражает умы выдающиеся и тонкие, но также и о ее невероятном богатстве симптомов, позволяющем увидеть в катастрофических масштабах все черты человеческой природы. Потому описание шизофренических симптомов оказывается неизмеримо трудным и всегда наивысшим и наиболее рискованным критерием психической проницательности.

Антон Кемпинский. Психология шизофрении

Книга известного польского психиатра Кемпинского — это путешествие. В удивительный и пугающий внутренний мир больных шизофренией. Читая книгу, сложно избавиться от мысли, что здоровый человек здоров относительно. Так, с одной стороны, своими чувствами и поведением больной гротескно напоминает здорового человека. С другой, переживания шизофреника под новым углом раскрывают психологию «здорового» человека:

Отрицательной же стороной этого размена «на мелочь» является притупление чувственной, моральной, эстетической и интеллектуальной впечатлительности. Здесь действует принцип перспективы. Мелкие дела в силу их близости преувеличиваются и заслоняют значительность вещей действительно существенных в жизни человека. Возникает ложная, в определенном смысле бредовая, картина жизни, и если она таковой не считается, то лишь потому, что разделяется большинством людей, по крайней мере, составляет содержание их коммуникации. Ибо не существует вполне адекватного способа выражения того, что в действительности человек чувствует, но легко выразить вещи обычные и повседневные (язык больше приспособлен к «разменной монете», а не к выражению моральных ценностей). Трудно затронуть людей своими переживаниями, трагедиями, мечтаниями. «Разменно-монетный» образ действительности оказывается социально принятым и заменяет действительный. Кто отвергает этот образ, не заботится о средствах существования, принятых формах общения, профессиональных амбициях, мелких успехах, но задумывается о смысле своей жизни, подлинной картине действительности, сохраняет верность своим мечтам юности, большим чувствам, тот легко получает ярлык шизофреника. Но пытаясь объективно оценить подлинность картины мира, можно было бы долго ломать голову, какой из них отдать предпочтение, чей образ мира более адекватен: человека, который всю свою жизнь посвятил реализации своих амбиций, не видя в жизни ничего, кроме служебного продвижения, повышения своего социального статуса, денег, секса и т. п., или того человека, который отвергает поверхностную сторону жизни, а ищет подлинный ее смысл, этому готов посвятить свою жизнь.

Глубина понимания Кемпинским больных шизофренией поражает. В годы Второй мировой войны автор был узником концлагеря, возможно, это определило ту степень уважения, с которой Кемпинский относится к «узникам» шизофрении:

Важным элементом отношения к больному является уважение. Пациента нельзя рассматривать только как больного, т. е. как человека, который сошел с обычного человеческого пути. Необходимо смотреть на его мир с удивлением и уважением. Этот мир может быть для нас странным, поражающим, иногда смешным, но он имеет, однако, в себе что-то великое; в нем идет борьба человека с самим собой и своим окружением, идет поиск собственного пути; это — мир, в котором проявляется то, что есть наиболее человеческое в человеке. Следует, однако, помнить, что мы немногое понимаем из того, что переживает больной, что до нашего сознания доходят только фрагменты его мира, что за внешней экспрессией пустоты или кататонического возбуждения могут скрываться необычайно богатые переживания. Когда мы лучше узнаем больного, то в его переживаниях нередко находим собственные скрытые фантазии, подавленные чувства, вопросы, на которые мы не сумели найти ответы и которые с течением времени перестали нас мучить. Больной становится все более близким нам, ибо помогает лучше познать самих себя.

Книга сильная, но сложная, и в отсутствие времени и сил рекомендую прочесть главу «Структура».

Манипулировать или убеждать?

А самое главное, в чем разница? Слишком часто любое влияние на другого человека отождествляют с манипулированием. В словаре The American Heritage Dictionary of the English Language проводится четкая грань между этими понятиями (перевод на русский взят из книги Дейва Лахани «Искусство убеждения»).

Манипулирование
Искусное или неискреннее воздействие на других главным образом с целью получения личных выгод.
Убеждение
Побуждение к определенному действию или принятию чужой точки зрения путем аргументации или на основании доказательств.
Manipulation
Shrewd or devious management, especially for one’s own advantage.
Сonvincing
To cause (someone) by the use of argument or evidence to believe something or to take a course of action.

Что же касается ответа на вопрос, вынесенный в заголовок, не допуская манипуляции по отношению к себе, я также не допускаю возможность манипулирования кем-то другим. Но это, конечно, личный выбор.

Презентация как экзамен

Экзамен в ВУЗе и бизнес-презентация имеют много общего:

  • Времени на подготовку, как всегда, не хватает;
  • Не знаешь, какие именно вопросы будут заданы;
  • Реакция аудитории плохо предсказуема;
  • Кажется, что исход определит карьеру, материальное положение и самооценку на всю оставшуюся жизнь...

Не удивительно, что у многих людей экзамены и презентации вызывают высокое эмоциональное напряжение.

Не знаком с результатами исследований, но эмпирически могу доказать положительную роль экзаменационного стресса. Волнение позволяет достичь лучших результатов, чем без оного. В конце концов, реакция стресса — это мобилизация адаптационных возможностей организма. Иначе говоря, к презентациям нужно относится также, как тертые студенты относятся к экзаменам: приятно волнуясь, получая удовольствие от процесса и понимая, что это всего лишь экзамен, не первый и не последний.

Подписаться на Психология