Перейти к основному содержанию
Сайт психолога Игоря Василевского

Майлс Дэвис о рекламе в музыке

Следующим моим шагом было избавиться от идиотских рекламных надписей на пластинках, я за это уже давно боролся. Понимаешь, я никогда не верил, что таким способом можно сказать что-то дельное о моем альбоме. Мне было нужно, чтобы люди слушали музыку и составляли о ней свое собственное мнение. Мне ни одна из таких надписей не нравилась — зачем пытаться объяснять, что я хотел сделать. Музыка сама за себя скажет.

Майлс Дэвис. Автобиография

Майлс Дэвис о переменах в музыке

Я люблю играть с молодыми, мне кажется, старые джазовые музыканты — ленивые стервецы, они сопротивляются переменам, цепляются за старые трюки, они слишком инертны для нового. Они слушают критиков, которые советуют им сидеть на месте, но ведь им, критикам, выгодно такое положение вещей. Они ведь тоже ленивые. Зачем им тратить силы, чтобы пытаться понять новую, другую музыку? Старые музыканты топчутся на одном месте, превращаются в музейные экспонаты, их впору под стекло помещать — предсказуемые, доступные, они снова и снова долдонят давно заезженное дерьмо.

Майлс Дэвис о музыке

Как музыкант и артист, я всегда хотел, чтобы мою музыку слышало как можно больше людей. И никогда не стыдился этого, потому что не считал, что музыка, которую называют «джазом», по определению предназначена для маленькой аудитории либо это просто музейный экспонат под стеклом, как и многое другое, что когда-то считалось «артистическим». Я всегда думал, что джаз должен доходить до максимально большого числа людей, как и так называемая поп-музыка, а почему бы и нет?

Экзистенциально!

Лидер «Коррозии металла» Сергей Троицкий (Паук) о своей книге и общечеловеческих ценностях:

Почему называется «Девки, музыка и бухло»? Ну, потому что это общечеловеческие ценности, например. Какие могут быть лучше, например?

Сергей Михалок о музыке

Я не занимаюсь музыкой. Я рассматриваю жизнь как мистический опыт и перформанс. Музыкой занимаются Вагнер, Рахманинов, Моцарт, Бах и Бетховен, они занимаются музыкой и сейчас. Они формируют музыкальную религию, пишут библии, талмуды, от чего все мы, бедные жалкие воробушки, должны отталкиваться и понимать: то, чем мы занимаемся, это в лучшем случае объединение музыки, легких танцев, аэробики, мозговой гимнастики, цирковое искусство... Все здесь намешано очень сильно, и я не возьму на себя смелость говорить «я занимаюсь музыкой».