Перейти к основному содержанию
Сайт психолога Игоря Василевского

Тадао Ямагучи «Путь Торговли»

На тему продаж издано огромное число разнообразных книг: на любой вкус, цвет и вес. «Путь торговли» выбивается из этого длинного ряда, поскольку не является ни изложением сухой теории (а разве в продажах есть теория?), ни пересказом банальностей в стиле «N секретов успешных продаж». «Путь торговли» — это сборник притч. Забавных, проницательных, создающих настроение и желание пересмотреть свои действия. Олегу Макарову низкий ученический поклон.

Моя любимая притча:

Однажды к Учителю пришел ученик и сказал: «Учитель, я уже трижды встретился с покупателем, но он не хочет покупать мой товар».
— Изучай, — ответил Учитель.
Ученик ушел и вернулся через неделю. Он был расстроен:
— Учитель, я изучил все: я знаю, сколько денег и в каких банках на его счетах, я знаю, какие из моих товаров ему действительно нужны, я знаю, сколько точно он сэкономит, покупая их у меня, а не у моего конкурента. Я объяснил ему все это... но он не хочет ничего покупать...
— Кстати, а как зовут его собаку? — спросил Учитель.

«Самогонные хроники» — хроники успеха

Ощущение того, что из тысячи идей (некоторыми мы делились на этих страницах), во многом дурацких, хотя бы одну ты доводишь до реализации, до логического конца — вот это вот ощущение и правда непередаваемое. А ещё постижение разницы между «придумать» и «сделать» — это тоже важно. Между двумя этими глаголами на самом деле пролегает самая настоящая пропасть.

Слова не юноши, но настоящего самогонщика. На его месте мог быть любой: Николай Полуэктов, Павел Преженцев, Михаил Сергеев, Алексей Ходорыч

Расхожая фраза категорична: «Кто умеет — делает, кто не умеет — рассказывает». Что-то в этом есть. Редкая бизнес история выходит из под пера ее героя. А если все же выходит, то часто либо лубок, либо раскормленный пресс-релиз. Понятно и объяснимо — кто на что учился.

Авторы «Самогонных хроник», будучи профессиональными журналистами, изначально умели писать, но не имели предпринимательского опыта. Процесс его приобретения описан на страницах книги откровенно и весело. «Самогонные хроники. От национальной идеи к успешному премиум-бренду» — лучшая success story™ от российских производителей.

«Как создать свой идеальный пароль»

Регулярная смена паролей может быть забавной игрой. Правила игры изложены в книге Марка Бернета «Как создать свой идеальный пароль».

В военном деле защиты информации в ход идут: ошибки в произношении, опечатки, сленг, жаргон, иностранные слова, неологизмы, эвфемизмы, повторения, замещения и перестановка элементов, вымышленные url’ы, email’ы и телефонные номера, пробелы и скобки, приставки и суффиксы. В свою очередь рифма, юмор и ассоциации помогают запомнить даже длинный (размер — это главное!) пароль.

P. S. Сам для создания и хранения паролей использую программу KeePassXC.

P. P. S. Идея с корпоративным «Днем пароля» хороша.

P. P. P. S. Человек предсказуем, даже если сознательно пытается быть неожиданным. На этом построены соревнования по игре «Камень, ножницы, бумага» и многочисленные методы взлома.

«Секреты боевых искусств Японии»

Вначале был фильм «Пираты XX века» и общие тетради с перерисованными фотографиями, позже «Храм Шаолинь 3» в телеальманахе «Вокруг света», позднее популярнейшая книга «Кэмпо — традиция воинских искусств» Александра Долина и Германа Попова, а потом тонкий ручеек информации о восточных единоборствах превратился в мощный поток. Где заканчивается история и начинаются истории, помогает разобраться книга Алексея Маслова «Путь воина. Секреты боевых искусств Японии». Имена, пароли, явки, факты, фотографии делают книгу энциклопедией японских школ борьбы. Книгу можно прочесть минимум дважды.

Восточные боевые искусства в отличие от западного бокса или кикбоксинга не сводимы к голому техницизму и живут именно за счёт ауры, образованной мифами и историческими преданиями. В этом их суть и внутренний смысл. Правда, здесь же находится и ловушка, в которую попадают многие энтузиасты. Мифы и легенды дают иллюзию вступления на путь духовных открытий, хотя в реальности это далеко не всегда так — прежний иэмото (мастер) как живое воплощение традиции явно отличается от современного тренера.

Алексей Маслов. Путь воина. Секреты боевых искусств Японии

«16 тонн. Котрроман»

Непростой человек. Непростая судьба. Непростая книга. Однако красиво:

Зачем я так много о ней рассказываю? Чего я хочу достичь? Ведь нет таких слов, которыми можно исчерпать женщину. Или хотя бы ее обозначить. Ибо у нее, как и у всего на свете, не существует имени. Того настоящего имени, которым можно погасить эту бесконечную относительность. И, значит, все на земле безымянное. А его нельзя исчерпать. Его даже нельзя убить. Ну, разве можно убить безымянное?! К нему можно только приблизиться, в большей или меньшей степени.

Верую! — еще более резко отвечаю я. — Только не в вашего. И мне плевать на все эти сказочки. Ибо Он для меня один. И мне совершенно без разницы, где ему поклоняться — в церкви, в мечети или в буддийском монастыре. Я даже и без храмов могу обойтись — мне достаточно любого дерева, встав у которого, я скажу Ему то, что хочу сказать. И не сомневаюсь, что Он услышит.

Басе — это не книга. Это даже не ветер, который листает страницы забытой на камне книги. Это шелест ее страниц. ...И, значит, Басе — это дзен! Он отсутствует каждым своим хайку. А если он все же есть, то это уже не Басе. И это уже не хайку. Потому как хайку — это всего лишь способ отсутствия.

Сегодня мне достаточно самой малости — например, созерцания ползущей по стене букашки — чтобы ощутить всю прелесть царящей вокруг бессмысленности.

Ты даже не постареешь. Ибо вечность в моем понимании — это пауза длиной в одно изменение. Всего лишь один темп. Он может продлиться мгновение, а, может, и целый век. Но и век — это тоже не много. Можно сказать — пустяк.

«На том конце цветка» — это разгадка того, о чем я так часто думал, не в силах признать, что все исчезает бесследно. Нет, ребятки, это неправда! Все, кого мы любили, кто был нам дорог и близок, и с кем были счастливы хотя бы мгновение... Все, всё и вся навсегда остается с нами! Пусть и не здесь. Пусть в совершенно другом измерении, в другом пространстве, в иной вселенной... Это неважно! Важно, что остается. Там, там, там... На том конце цветка. И это — самое главное. И, пожалуй, последнее, что я хотел вам сказать.

Карен Джингиров. 16 тонн. Котрроман

Нил Стросс. Когда запахнет жареным

Журналист Нил Стросс озадачился, что делать, когда все накроется очередным черным лебедем? Поиск ответа на этот вопрос привел его к юристам по офшорам, в компанию криоконсервации Alcor, к специалистам по выживанию в дикой природе, наставникам по рукопашному бою и обращению с холодным и огнестрельным оружием, в школу экстремального вождения, на курсы оказания первой медицинской помощи, к охотникам за головами, в пожарную команду и к разного пошиба фрикам.

Результат оказался несколько неожиданным: Теперь я знаю, что смогу позаботиться о себе и своих близких. Но пока не настал такой день, я собираюсь заботиться обо всех остальных.

Книга стала случайной, но не пустой покупкой. Хотя Нил Стросс и признается, что далек от идей либертарианства, книга получилась весьма анархистской.

Поможет ли автору приобретенный им опыт, КЗЖ? Уже: После трех лет поисков, изучения вопроса и накопления знаний я пришел к выводу, что все эти навыки дают не способность выжить, а душевное спокойствие.

Простота или функциональность?

По мнению Джека Траута, расширение функциональности товара размывает его образ в восприятии целевой аудитории, что гарантированно приводит к поражению в конкурентной борьбе. В книге «Траут о стратегии» он подкрепляет свою мысль следующими известными примерами:

  • Вялые продажи карманного персонального компьютера Newton (эта история также нередко упоминается в качестве доказательства некомпетентности Джона Скалли, возглавлявшего в те годы Apple Computer).
  • Неудачный запуск на рынок компанией OKI Data Corporation устройства Doc-It, сочетающего в себе функции принтера, сканера, копира и факса.
  • Не пользовавшийся спросом мультимедийный плеер с дисплеем и клавиатурой производства Sony.

Время показало, что Джек Траут поторопился с выводами — несомненная популярность Palm, iПродуктов (Apple во второй раз вошла в эту реку), многофункциональных устройств (МФУ) и других устройств «все-в-одном» опровергает тезис Траута об ошибочности конвергенции. При этом его утверждение, что «люди хотят иметь устройства, которые начинают работать после единственного нажатия на кнопку», я считаю всегда актуальным.

Многофункциональность не исключает простоты использования, а простота устройства не гарантирует легкости в работе.

P. S. Проблема репозиционирования товара с возросшей функциональностью действительно существует. Хотя, как мне кажется, эта проблема несколько переоценена Траутом, как и необходимость создания новой категории для новых продуктов.

Об альтернативной истории

«История не знает сослагательного наклонения». А зря! Для меня, например, интерес представляет не только изложение фактов и описание произошедших событий, но и гипотеза, как могли бы развернуться события. Тем более, что часто тот или иной поворот носил случайный характер, и все могло сложиться совершенно иначе. Предположение, как могло быть, не менее ценно, чем знание того, как было. Возможно, именно концентрация на одном варианте событий привела Гегеля к заключению: «История учит человека тому, что человек ничему не учится из истории». Причем речь не о жанре научно-фантастического романа (например, «Человек в высоком замке» Филипа Дика), а о вполне обоснованных траекториях исторического пути. Но, похоже, «серьезные» историки сторонятся альтернативной истории. А жаль!

Ричард Фейнман о прогнозах

Обычно думают, что недетерминированность, невозможность предсказать будущее — это особенность квантовой механики, и именно с ней связывают возникновение представлений о свободе воли и т. д. Но если бы даже наш мир был классическим, т. е. если бы законы механики были классическими, все равно из этого не следует, что те же или какие-то аналогичные представления не возникли бы. Да, конечно, с точки зрения классики, узнав местоположение и скорость всех частиц в мире (или в сосуде с газом), можно точно предсказать, что будет дальше. В этом смысле классический мир детерминирован. Но представьте теперь, что наша точность ограничена и что мы не знаем точно положение только одного из атомов; знаем, скажем, его с ошибкой в одну миллиардную. Тогда если он столкнется с другим атомом, неопределенность в знании его координат после столкновения возрастет. А следующее столкновение еще сильней увеличит ошибку. Так что если сначала ошибка и была еле заметной, то все равно вскоре она вырастет до огромнейшей неопределенности. Вот вам пример: вода, падая с плотины, брызжет во все стороны. Подойдите поближе, и на ваш нос тоже упадет несколько брызг. Это кажется совершеннейшей случайностью, хотя поведение воды может быть предсказано на основе чисто классических законов. Точное положение всех капель зависит от мельчайших колебаний потока воды перед плотиной. Но как оно зависит? Еле заметные нерегулярности в падении воды усиливаются и приводят к полной случайности движений. Ясно, что мы не можем по-настоящему предвидеть положение капель, если не знаем движения воды абсолютно точно.

Ричард Фейнман. Лекции по физике

P. S. Обратите внимание, что слова выдающегося физика и Нобелевского лауреата относятся к миру физических систем, в системах социальных предсказуемости еще меньше. Бабочка от смокинга, забытая в Айове, может сорвать переговоры в Индонезии, что вызовет финансовое цунами во всем мире.

Сон разума рождает книги по эзотерике

Свет — это живое существо, Свет несет в себе всю информацию для всех форм жизни на Планете Земля. Разнообразие световых вибраций неисчислимо. Мать Земля трансформирует всю информацию, поступающую со светом от Отца Солнца, творя жизнь. ДНК в каждой нашей клетке — это луч Солнца, уловленный Матерью Землей и сконденсированный в материю.

Мигель Руис, Мэри Кэрролл Нельсон. За пределами страха

Искренне хочу понять, почему в одном случае бред «издается» в единственном экземпляре истории болезни, а в другом — становится литературным бестселлером? Как это, например, произошло с процитированным выше «толтеком» Мигелем Руисом или подобными ему дипаками чопрами?

Правы испанцы: «Сон разума рождает чудовищ». Осталось понять, чей сон: писателя или читателя?

Подписаться на Среда