Перейти к основному содержанию
Сайт психолога Игоря Василевского

Пелевин как «зеркало» гламурной демократии

Перечитав «Ампир В», я понял, к какому жанру следует отнести эту книгу. Это современный толковый словарь. Фундаментальные для современной цивилизации понятия раскрываются со всей пелевинской прямотой и цинизмом: бог, гламур, деньги, дискурс, духовность, карго-культура, развитой постмодернизм и т. д. Или даже не словарь, а путеводитель для путешественников по нашему времени.

— Ну как объяснить... Вот представь, что человек сидит в голой бетонной клетке и вырабатывает электричество. Допустим, двигает взад-вперед железные рычаги, торчащие из стен. Он ведь долго не выдержит. Он начнет думать — а чего я здесь делаю? А почему я с утра до вечера дергаю эти ручки? А не вылезти ли мне наружу? Начнет, как считаешь?
— Пожалуй, — согласился я.
— Но если повесить перед ним плазменную панель и крутить по ней видеокассету с видами Венеции, а рычаги оформить в виде весел гондолы, плывущей по каналу... Да еще на пару недель в году делать рычаги лыжными палками и показывать на экране Куршевель... Вопросов у гребца не останется. Будет только боязнь потерять место у весел. Поэтому грести он будет с большим энтузиазмом.

Виктор Пелевин. Ампир В

«Физика для будущих президентов»

Уяснив принципы, заложенные в основу сложной техники, и поняв физику, вы навсегда избавитесь от страха.

Ричард А. Мюллер. Физика для будущих президентов

Приятно читать умного человека. Особенно физика. Тем более, если этот физик может объяснять сложные вещи простыми словами. Автор книги «Физика для будущих президентов» Ричард Мюллер в более чем доступной форме делится взглядом ученого на такие «горячие» темы как терроризм, энергетика, исследования космоса и глобальное потепление.

Расхожей фразе «От многой мудрости много скорби, и умножающий знание умножает печаль» нет места в XXI века (а разве когда-нибудь было?). Причина катастроф не наука, как утверждают некоторые, а невежество этих «некоторых». Знакомство с научной картиной мира было бы полезно не только президенту, но и кухарке, которая пусть и не мечтает управлять государством, но имеет право голоса. Я бы начал именно с будущих «кухарок», ведь образованный избиратель не проголосует за мерзавца и невежду.

P. S. А вы тоже думаете, что невесомость на орбитальной станции вызвана снижением силы притяжения Земли?

«Эстетика маркетинга»

Эстетика — вопрос не только вкуса, но и прибыли. Компания Apple — тому пример. В книге «Эстетика маркетинга» авторы Бернд Шмит и Алекс Симонсон исследуют, как сознательно и целенаправленно поставить себе на службу стремление потребителя к прекрасному. Небезынтересное исследование, небезынтересная книга.

Тематика выступает в роли одного из наиболее эффективных механизмов формирования фирменного стиля. Благодаря способности рождать ассоциации тематические образы надолго запечатлеваются в памяти потребителей. Выбор подходящей темы и адекватных способов ее выражения является одной из сложнейших задач менеджера, который также должен принять решение относительно того, когда тему необходимо модифицировать, а когда вообще лучше отказаться от нее.

Бернд Шмит, Алекс Симонсон. Эстетика маркетинга: Стратегия менеджмента, создания брэнда и имиджа компании

«Сага об ИКЕА»

Как жаль, что чаще всего статус «звезды» имеют представители шоу-бизнеса и спорта. Люди дела редко становятся героями народных масс (особенно если они не являются героями какого-нибудь скандала). А ведь один скромный предприниматель может дать миру больше, чем вся футбольная команда, вместе взятая. А такой, как Ингвар Кампрад, просто берет и меняет этот мир.

Будущий создатель мебельной империи IKEA, по его словам, занялся бизнесом, когда ему было не больше пяти лет. Думаю, примерно в этом возрасте уже можно читать книгу «Сага об ИКЕА».

Для тех, кто постарше, несколько советов от мастера Кампрада (Бертил Торекуль тесно общался с героем своей книги во время ее написания).

Кто может быть бизнесменом?

Я говорил о своих многочисленных недостатках. Отсутствие уверенности в себе, трудности при принятии решений, катастрофическое отсутствие организационных способностей и плохая способность к восприятию — все это недостатки, которые я полностью осознаю. К счастью, Господь даровал мне способность осознавать свои недостатки, так что у меня были возможности их компенсировать. И не в последнюю очередь, правильно подбирая ассистентов. Я также мог похвастаться чутьем в бизнесе и кое-каким крестьянским здравым смыслом

Когда лучше начинать бизнес?

Я думаю, что сегодня можно было бы разыгрывать вариации и на нашу тему, только точки отсчета были бы другими. Самая большая разница состоит в том, что в настоящее время люди слишком состоятельны, чтобы рисковать и пробовать что-то новое. Когда вы бедны и у вас есть хорошая идея, терять вам нечего, вы можете только выиграть. Но если люди имеют средний, гарантированный доход, зачем им напрягаться и рисковать своими деньгами ради какой-то хорошей идеи?

Как вести дела?

Постоянно подвергая сомнению свои действия, мы можем находить новые решения. Отказываясь принимать шаблоны только потому, что так принято, мы добиваемся успеха. Мы осмеливаемся выбирать свой путь! Не только в жизненно важных вопросах, но и в решении каждодневных проблем.

Как конкурировать?

Мне пришлось лично бороться со многими последствиями бойкота, и я пришел к одному выводу: негативное отношение здесь не поможет. Именно в этом состояла ошибка моих коллег. Они вели себя «негативно», пытаясь налагать запреты, вместо того чтобы встретиться с нами и поделиться конструктивными идеями. Кто знает, стали бы мы такой успешной компанией, если бы нам пришлось жить в условиях честной конкуренции. Это могло остановить нас. А бойкот заставил нас еще теснее сплотить свои ряды. Для нас кризис обернулся победой, потому что мы постоянно искали новые решения.

«Бумеранг» — история о будущем

Кредит означал не просто деньги — это было искушение. Целые общества получили шанс проявить такие черты характера, которым они не могли дать волю в обычных условиях. Целым странам было сказано: «Свет погас, теперь можете делать, что хотите — никто никогда об этом не узнает». Хотели они разного. Американцы хотели иметь большие дома, намного больше, чем могли позволить себе, и позволять сильным эксплуатировать слабых. Исландцы хотели бросить рыбную ловлю и стать инвестиционными банкирами. Немцы хотели стать немцами в еще большей степени; ирландцы хотели перестать быть ирландцами.

Майкл Льюс. Бумеранг: Как из развитой страны превратиться в страну третьего мира

Майкл Льюис снова рассказал захватывающую историю. Но на этот раз это не история об инвестиционных банкирах (как в «Покере лжецов») или новых капиталистах из числа компьютерных гиков (как в «Next. Будущее уже началось»), это книга о нас с вами (несмотря на то, что действия разворачиваются в Исландии, Греции, Ирландии, Германии и Калифорнии). Уверен, что в героях Льюиса вы узнаете себя своего приятеля или коллегу по работе. А самое важное, вы узнаете свое будущее, если ваше настоящее похоже на описанное Льюисом прошлое.

P. S. Будь я иллюстратором книги, вместо Джоржа Вашингтона с подбитым глазом я бы поместил на обложку картину береговой линии после шторма. Это лучше отражает содержание.

«Чито-грито»

Если бы тогда этот тип не попался нам на глаза, может быть, моя жизнь на следующие полвека сложилась бы иначе. Не было бы бесконечных бессонных ночей и сердечных приступов, не выкуривал бы три пачки сигарет в день, не увидел бы полярное сияние в Арктике и миражи в Каракумах, внучки не хвастались бы тем, что они — мои внучки, композитор Гия Канчели не подарил бы мне заграничную курточку из чистого хлопка, и не писал бы я сейчас эту дурацкую книжку.
Пьяный читал «Советскую культуру», а там был заголовок: «Мосфильм объявляет набор на режиссерские курсы».

Данелия Георгий. Безбилетный пассажир

Что должен сделать настоящий грузинский мужчина? Прожить яркую жизнь, снять отличное кино и написать обо всем этом увлекательную книгу. Грузин Георгий Данелия — всем грузинам пример. Книга у него вышла отличная (под стать его фильмам). Ведь не собирался перечитывать, но, взяв том в руки, не удержался и прочел. Чего и вам желаю.

«10 фатальных ошибок Гитлера»

Книга американского историка Бевина Александера — увлекательное чтение для тех, кто интересуется полученным в боевых условиях опытом управленческих решений, и не желает полагаться на примитивные параллели между бизнесом и военным делом.

   Стратегия Гитлера в середине 1940—х годов была почти безупречной. Он изолировал и поглощал одно за другим европейские государства, завоевал доверие Советского Союза, приобретя в его лице доброжелательного партнера, уничтожил военную мощь Франции, отрезал Великобританию от континента. Оставались лишь несерьезные и легкоустранимые препятствия на пути создания империи, включавшей в себя большую часть Европы, Северную Африку и Ближний Восток. Эта империя не только была бы несокрушимой извне, но и могла поставить Гитлера в такое исключительное положение, когда он бы смог со временем завоевать весь мир.
   Подобного не случилось. Паранойя Гитлера затмила его политическое здравомыслие. Он отказался от успешной стратегии нападения на слабых противников, которой придерживался до лета 1940 года, и попытался завоевать «жизненное пространство», атакуя в лоб главными силами. Гитлер оказался неспособным понять, что можно было достичь этих целей более легким путем и практически наверняка, если действовать исподволь, нанося удары не по сильному, а по слабому противнику.
   Даже после того, как в июне 1941 года Гитлер вторгся на территорию Советского Союза, он имел шансы победить. Этому помешали два характерных для него роковых решения: Гитлер упорно настаивал на наступательном решении военных проблем, когда мощь германской военной машины уже не была адекватной, а также пытался удерживать всю захваченную территорию, в то время как отступление могло бы сохранить силы. Подобные промахи привели к катастрофическим последствиям (Сталинград, Тунис, Курск, Курская Дуга), равно как и приказы «не отступать», уничтожившие огромную часть немецкой армии.
   Дорога к победе лежала не через лобовую атаку Советского Союза, а через неспешный и обстоятельный захват Северной Африки. Этот путь был настолько очевиден, что все британские лидеры видели его, равно как и ряд немецких руководителей, включая Альфреда Йодля, начальника штаба оперативного руководства Верховного главнокомандования вермахта, Эриха Редера, командующего германским флотом, и Эрвина Роммеля, которому судьбой было предназначено снискать себе славу в Северной Африке и получить прозвище «Лис пустыни».

Бевин Александер.

«Стратегия голубого океана»

С опозданием познакомился с некогда нашумевшей «Стратегией голубого океана» Чана Кима и Рене Моборна. Еще одна в длинном ряду книг о важности инноваций в бизнесе. Вариант «Фиолетовой коровы» Сета Година для «продвинутых». Те же яйца, только в профиль. Основная идея книги: изменяйте ценностное предложение и выводите новые продукты, которые создадут новые рынки, на которых нет конкуренции. Неужели, эта мысль стала для кого-то откровением?

P. S. Идея визуализировать торговое предложение в виде кривой ценности — единственное оправдание времени, потраченного на книгу.

О чем хотел сказать Че

«Generation „П“», по моим наблюдениям, является самой популярной книгой Виктора Пелевина. Но, мне кажется, основную идею книги чаще всего ищут и находят не там. В экранизации ее можно даже не заметить. Идея не в том, что коварные рекламщики посредством телевизионной картинки управляют сознанием, а в этих четырех абзацах:

Оральный вау-импульс заставляет клетку поглощать деньги, чтобы уничтожить страдание от конфликта между образом себя и образом идеального «сверх-я», создаваемого рекламой. Заметим, что дело не в вещах, которые можно купить за деньги, чтобы воплотить это идеальное «я», — дело в самих деньгах. Действительно, многие миллионеры ходят в рванье и ездят на дешевых машинах — но, чтобы позволить себе это, надо быть миллионером. Нищий в такой ситуации невыразимо страдал бы от когнитивного диссонанса, поэтому многие бедные люди стремятся дорого и хорошо одеться на последние деньги.
Анальный вау-импульс заставляет клетку выделять деньги, чтобы испытать наслаждение при совпадении упомянутых выше образов.
Поскольку два описанных действия — поглощение денег и их выделение — противоречат друг другу, анальный вау-импульс действует в скрытой форме, и человек всерьез считает, что удовольствие связано не с самим актом траты денег, а с обладанием тем или иным предметом. Хотя очевидно, что, например, часы за пятьдесят тысяч долларов как физический объект не способны доставить человеку большее удовольствие, чем часы за пятьдесят, — все дело в сумме денег.
Оральный и анальный вау-импульсы названы так по аналогии со сфинкторными функциями, хотя их вернее было бы соотнести со вдохом и выдохом: чувство, вызываемое ими, похоже на своего рода психическое удушье или, наоборот, гипервентиляцию. Наибольшей интенсивности орально-анальное раздражение достигает за игорным столом в казино или во время спекуляций на фондовой бирже, хотя способы вау-стимуляции могут быть любыми.

А пояснением прекрасно служат комментарии Чогьям Трунгпа Ринпоче к «Бардо Тхёдол»:

Когда мы уже обладаем чем-либо, то радость обладания больше не приносит нам удовольствия и мы постоянно высматриваем, что бы ещё приобрести, но всякий раз происходит одно и то же. Отсюда непрекращающийся изнурительный голод, в основе которого — не бедность как таковая, а невозможность получить удовольствие от обладания, поскольку у нас уже всё есть. Ведь удовольствие обладания на самом деле определяется энергией, заключённой в акте обмена — в возможности собирать, складывать, держать в руках, надевать или поглощать. Этот вид энергии служит стимулом, но присущее ему качество присвоения делает весь процесс крайне нелепым. Когда то, чем вы хотели обладать, уже у вас в руках, акт держания этой вещи не приносит никакого удовольствия, но при этом вы не хотите выпустить её из рук.

Кемпинский. Психология шизофрении

Шизофрению часто называют королевской болезнью. Речь при этом идет не только о том, что она часто поражает умы выдающиеся и тонкие, но также и о ее невероятном богатстве симптомов, позволяющем увидеть в катастрофических масштабах все черты человеческой природы. Потому описание шизофренических симптомов оказывается неизмеримо трудным и всегда наивысшим и наиболее рискованным критерием психической проницательности.

Антон Кемпинский. Психология шизофрении

Книга известного польского психиатра Кемпинского — это путешествие. В удивительный и пугающий внутренний мир больных шизофренией. Читая книгу, сложно избавиться от мысли, что здоровый человек здоров относительно. Так, с одной стороны, своими чувствами и поведением больной гротескно напоминает здорового человека. С другой, переживания шизофреника под новым углом раскрывают психологию «здорового» человека:

Отрицательной же стороной этого размена «на мелочь» является притупление чувственной, моральной, эстетической и интеллектуальной впечатлительности. Здесь действует принцип перспективы. Мелкие дела в силу их близости преувеличиваются и заслоняют значительность вещей действительно существенных в жизни человека. Возникает ложная, в определенном смысле бредовая, картина жизни, и если она таковой не считается, то лишь потому, что разделяется большинством людей, по крайней мере, составляет содержание их коммуникации. Ибо не существует вполне адекватного способа выражения того, что в действительности человек чувствует, но легко выразить вещи обычные и повседневные (язык больше приспособлен к «разменной монете», а не к выражению моральных ценностей). Трудно затронуть людей своими переживаниями, трагедиями, мечтаниями. «Разменно-монетный» образ действительности оказывается социально принятым и заменяет действительный. Кто отвергает этот образ, не заботится о средствах существования, принятых формах общения, профессиональных амбициях, мелких успехах, но задумывается о смысле своей жизни, подлинной картине действительности, сохраняет верность своим мечтам юности, большим чувствам, тот легко получает ярлык шизофреника. Но пытаясь объективно оценить подлинность картины мира, можно было бы долго ломать голову, какой из них отдать предпочтение, чей образ мира более адекватен: человека, который всю свою жизнь посвятил реализации своих амбиций, не видя в жизни ничего, кроме служебного продвижения, повышения своего социального статуса, денег, секса и т. п., или того человека, который отвергает поверхностную сторону жизни, а ищет подлинный ее смысл, этому готов посвятить свою жизнь.

Глубина понимания Кемпинским больных шизофренией поражает. В годы Второй мировой войны автор был узником концлагеря, возможно, это определило ту степень уважения, с которой Кемпинский относится к «узникам» шизофрении:

Важным элементом отношения к больному является уважение. Пациента нельзя рассматривать только как больного, т. е. как человека, который сошел с обычного человеческого пути. Необходимо смотреть на его мир с удивлением и уважением. Этот мир может быть для нас странным, поражающим, иногда смешным, но он имеет, однако, в себе что-то великое; в нем идет борьба человека с самим собой и своим окружением, идет поиск собственного пути; это — мир, в котором проявляется то, что есть наиболее человеческое в человеке. Следует, однако, помнить, что мы немногое понимаем из того, что переживает больной, что до нашего сознания доходят только фрагменты его мира, что за внешней экспрессией пустоты или кататонического возбуждения могут скрываться необычайно богатые переживания. Когда мы лучше узнаем больного, то в его переживаниях нередко находим собственные скрытые фантазии, подавленные чувства, вопросы, на которые мы не сумели найти ответы и которые с течением времени перестали нас мучить. Больной становится все более близким нам, ибо помогает лучше познать самих себя.

Книга сильная, но сложная, и в отсутствие времени и сил рекомендую прочесть главу «Структура».

Подписаться на Книги