Перейти к основному содержанию
Сайт психолога Игоря Василевского

   В нынешние времена говорится много чепухи о мастерах и учениках, о наследовании учения мастера любимыми учениками, которое давало им право передавать истину последователям.
   Конечно, учение дзен должно было передаваться таким путем, от сердца к сердцу, и в прошлом такое совершалось часто. Господствовали не формулировки и утверждения, а молчание и скромность. Тот, кто получал учение, скрывал это даже через 20 лет, пока кто-то другой не обнаруживал, что настоящий мастер стремится передать свое учение, но даже и тогда естественно возникали случайности, и учение развивалось по своим законам. Ни при каких обстоятельствах учитель не мог сказать: «Я последователь Такого-то и Того-то». Подобное заявление доказывало совсем обратное.
   У дзенского мастера Му-нана был только один последователь. Звали его Сею. После того, как Сею закончил изучение дзен, Му-нан позвал его к себе.
   «Я стар,— сказал он,— и насколько мне известно, ты, Сею, единственный, кто может продолжить учение. Вот книга. Она передавалась от мастера к мастеру в течение семи поколений. Я тоже многое добавил к учению согласно своему пониманию. Это очень ценная книга, и я даю ее тебе, чтобы и у тебя были продолжатели».
   «Если эта книга такая важная, пусть она лучше будет у тебя,— ответил Сею.— Я получил дзен от тебя безо всяких книг и доволен тем, какой он есть».
   «Я знаю это,— сказал Му-нан.— Даже если это так, эта работа передавалась от мастера к мастеру в течение семи поколений. Поэтому сбереги ее как символ передачи учения. Вот».
   По случайности они разговаривали перед жаровней. Как только Сею ощутил книгу в своих реках, он швырнул ее в пылающие угли. Он не желал быть профессионалом.
   Му-нан, который до сих пор не знал, что такое гнев, взревел: «Что ты делаешь!»
   Сею крикнул в ответ: «Что ты говоришь?»

«101 история дзен»

P. S. Здоровое отношение к знаниям и «святыням», трезвое отношение к наставнику и авторитетам, зрелое понимание превосходства личного опыта над «ученостью», пример ученика, превзошедшего учителя — все в одной притче.