Перейти к основному содержанию
Сайт психолога Игоря Василевского

Прокрустово ложе историй успеха

Главный изъян популярных историй успеха даже не в том, что они повсеместно грешат ошибкой выжившего (упущение сотен похожих историй с менее счастливым итогом). Основная проблема в том, что это истории чужого успеха. В них описываются чужие обстоятельства, чужие характеры и чужие амбиции.

История успеха, как прокрустово ложе,— один размер для всех. Без понимания истинных драйверов чужой судьбы, игнорируя свои склонности и не принимая в расчет свою уникальность, вряд ли можно стать счастливым.

Отчего так много состоявшихся и состоятельных людей недовольны своей жизнью? Возможно, они вдохновлялись чужими целями, посчитав свои недостаточно масштабными или даже постыдными?

Меня вдохновляют истории об учителе, который своей увлеченностью делом влюбляет в свой предмет, и о поваре, который всякий раз стремится превзойти самого себя, и другие истории малоизвестных героев, чей героизм заключается в том, что они живут по своим лекалам и каждое утро просыпаются с радостным предвкушением предстоящего дня.

Каждый может создать свою историю успеха, но будет неуспешен в попытке повторить чужую.

Гордость за...

Гордиться можно результатами собственных действий и усилий.

Цвет глаз, место рождения и успехи предков — это, возможно, основание для уважения восхищения, но не гордости.

Тут, в как в IKEA, работает принцип DIY (Do It Yourself), сделай сам и гордись!

«Черная риторика» Карстена Бредемайера

Этой книге не помешало бы похудеть (так с классификацией вопросов автор заметно перемудрил), некоторые рекомендации автора я бы рекомендовал пропустить (Бредемайер излишне агрессивен). Но в общем и целом книга стоит прочтения. Ни один спикер не застрахован от сложных вопросов и провокаций со стороны негативно настроенных слушателей. В «Черной риторике» можно найти идеи и примеры, как успешно и с достоинством выйти из подобного рода ситуаций.

Пересматривая книгу, увидел, что первое прочтение несколько лет назад не прошло для меня даром — узнал приемы и вспомнил ситуации, в которых последовал советам автора.

   Тот, кто занимается лишь опровержением аргументации противника, оставляет ему массу возможностей уйти от поражения. Заставить соперника говорить, привести его в смущение — вот чего нужно добиваться, возражая ему. И тогда успех гарантирован.
   Следует также не просто взывать к публике, а стараться задеть ее за живое и заставить задаться вопросом: «А как это касается меня лично?» Эмоции слушателей — ключ к успеху говорящего.

Карстен Бредемайер. Черная риторика. Власть и магия слова

Общественный договор

«Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Вооруженных Сил, принимаю присягу и тожественно клянусь…» Даже во времена несмышленой юности принятие воинской присяги воспринималась не как что-то священное и нерушимое, а как еще один элемент армейской обязаловки. Единственное, что изменяла «торжественная клятва», это возможность увольнений в город. Я служил в Самарканде, известный восточный базар манил и искушал.

Любой договор обязывает к своему исполнению только, если он заключен добровольно, в трезвом уме и твердой памяти. Договор также должен иметь четкие обязательства всех сторон и ограничения по срокам своего действия. Договор, навязанный силой, без возможности его разорвать, неправомочен (воинская присяга — пример такого договора без предварительных переговоров, по которому ты должен, хотя не ничего занимал, а вторая сторона свободна от каких-либо требований на свой счет).

Но самый странный договор из мне известных (присяга хотя бы имеет видимость обязательных атрибутов) — это так называемый «общественный договор». Вернее, мне известно такое словосочетание. Общественный договор — это тот самый легендарный сферический конь в вакууме, о котором все слышали, но никто никогда не видел.

Именно в силу своей абстрактности и неуловимости, термин вышел крайне удобным для государственных нужд и потребностей.

Если в темные века податному населению его подчиненное положение объяснялось «волей божьей», в наши просвещенные времена тому же населению и та же позиция поясняется «общественным договором». Звучит солидно! И ты уже не жертва вооруженного ограбления, а полноценный участник процесса. Можно сказать, партнер!

Тот, кто написал «В начале было Слово», был настоящий буддист и знал свое дело.