Среда

Политикам на заметку

Те, кто знает, что такое устойчивость бактерий в контексте биологии, не может не понять смысл суждения Сенеки из трактата «О милосердии» об обратном эффекте наказаний. Сенека писал: «Частые наказания, усмиряя гнев немногих, пробуждают гнев во всех... точно так же, как деревья, если их подрезать, вновь выпускают бесчисленные ветви». Точно так же революции, подстегиваемые репрессиями, отращивают головы все быстрее по мере того, как власти буквально обрубают их, убивая протестующих. Суть этого эффекта точно схвачена в ирландской революционной песне:

Чем выше вы строите баррикады,
тем сильнее становимся мы.

В какой-то момент толпа видоизменяется, ее ослепляют злость и жажда насилия, ее распаляет героизм тех немногих, кто принес себя в жертву ради идеи (пусть они сами до конца не считали это жертвой).

Нассим Талеб. Антихрупкость

«Печальные тропики»

«Печальные тропики» Клода Леви-Стросса — это не просто описание жизни аборигенов Южной Америки (кстати, весьма отрезвляющее для тех, кто идеализирует жизнь первобытных племен). Леви-Стросс рассуждает о вызовах, с которыми сталкивается этнограф, пытающийся создать объективное представление чужой цивилизации. «Иное» и «свое» поочередно становятся объектом и фоном, формируя причудливую картину. Читать рекомендую полное издание, а не сокращенный вариант 1984 года.

   О, путешествия, волшебные ларцы, обещающие исполнение всех желаний, уже не получить наших сокровищ в их первозданном виде! Расширяющаяся и беспокойная цивилизация навсегда нарушила покой моря. Запах тропиков и нетронутая девственность их обитателей испорчены брожением с выделением подозрительных испарении, которое убивает наши стремления и вынуждает нас собирать наполовину искаженные воспоминания.
   Сегодня, когда полинезийские острова, залитые бетоном, превращены в аэродромы, грузно осевшие в глубине южных морей, когда вся Азия представляет образец зараженной зоны, когда бензохранилища обезобразили Африку, а военная и гражданская авиация оскверняет чистоту американской или меланезийской пущи еще до того, как лишить ее девственности, — разве сегодня так называемое бегство в путешествие не является свидетельством жалкой участи нашего исторического существования? Великая западная цивилизация, сотворившая чудеса, которыми мы умиляемся, не сумела создать их, не нарушая гармонии. Так же, как и ее самое замечательное изобретение — колонны, на которых зиждется вся архитектура с ее несказанным богатством и разнообразием, западные порядок и гармония требуют удаления огромной массы отходов, побочных и вредных продуктов, которыми сегодня заражена земля. И нашим первым впечатлением от путешествия оказывается ком грязи, брошенный в лицо человечеству.
   Теперь я понимаю страстность, безумство и обман историй о путешествиях. Они создают иллюзию, будто нечто уже не существующее, где-то еще продолжает существовать, иллюзию, которая нужна, чтобы мы могли убежать от гнетущего осознания того, что у нас за плечами двадцать тысяч лег человеческой истории. Все напрасно: цивилизация — уже не тот нежный цветок, который с большим трудом оберегали и выхаживали в укромных уголках земли, среди грубых людей, быть может, опасных в своей животной дикости, но обеспечивших разнообразие и жизнеспособность посева. Человечество ограничилось монокультурой и готовится производить массовую цивилизацию, как свеклу. Его меню будет состоять исключительно из одного этого блюда.
   ... И не вправе ли мы сказать, что наши современные Марко Поло привозят из тех краев, на этот раз в виде фотографий, книг и историй, нравственные колониальные приправы, которые наше общество алчет тем, сильнее, чем острее чувствует, что погружается в трясину скуки.

Клод Леви-Стросс. Печальные тропики

Igor Vasilevsky пн, 10/16/2017 - 19:13

«В поисках духа воина»

Что получится, если скрестить Нью Эйдж и спецназ? Проект «Троянский воин». Книга Ричарда Строцци-Хеклера «В поисках духа воина» представляет собой «бортовой журнал» и весьма занимательное чтиво:

По сути, весь наш проект требует от них смелости для того, чтобы погрузиться в собственные чувства, в собственное сознание, а это для них совершенно неизведанная область. Вместо того чтобы десантироваться в тыл противника, мы предлагаем им десантироваться в собственное сознание. Здесь все для них ново, они чувствуют себя слабыми и неуверенными в собственных силах. Но им не положено быть слабыми и неуверенными в собственных силах, поэтому они отчаянно пытаются скрыть это и готовы винить в своих неудачах всех и вся. Они начинают кричать и скандалить, как сегодня вечером, и пытаются задавить нас силой. Они объясняют, что мы как посторонние не способны понять спецназовца. Они кричат, что мы никогда не сможем «загнать их в угол» (поставить перед ними задачу, которую они не в состоянии выполнить). Как только у них что-то не получается, они винят нас и отказываются признать свою неудачу. «Если бы вы все делали правильно, — говорят они нам, — мы бы не возмущались». Они изо всех сил пытаются скрыть от нас и от самих себя даже намек на собственную слабость и растерянность. По мере того как наш проект продвигается, они все громче твердят одно заклинание: «Мужчина не может быть слабым. Спецназ — это сила». И это становится самым главным препятствием на нашем пути.

P. S. Книгу Строцци-Хеклера хорошо дополняет фильм Гранта Хеслова «Безумный спецназ» (The Men Who Stare at Goats) — пафос одного произведения уравновешивается сатирой другого.

«1984»/«Скотный двор»

Роман «1984» — книга великая и ужасная. Альфред Хичкок не смог бы внушить большей тревоги и ощущения безнадежности.

Проще всего было бы считать, что произведение Оруэлла — сатира на уже ставший историей Советский Союз. Но «1984» — это книга о настоящем. И очень вероятном будущем.

Существовала целая система отделов, занимавшихся пролетарской литературой, музыкой, драматургией и развлечениями вообще. Здесь делались низкопробные газеты, не содержавшие ничего, кроме спорта, уголовной хроники и астрологии, забористые пятицентовые повестушки, скабрезные фильмы, чувствительные песенки, сочиняемые чисто механическим способом — на особого рода калейдоскопе, так называемом версификаторе. Был даже особый подотдел — на новоязе именуемый порносеком, — выпускавший порнографию самого последнего разбора — ее рассылали в запечатанных пакетах, и членам партии, за исключением непосредственных изготовителей, смотреть ее запрещалось.

Как спокойно было бы думать, что безжалостный мир Океании — порождение левой идеологии. Но тотальный контроль — это не выдумка марксистов, борцы за «правую идею» не менее охотно пожертвуют чужой свободой, чтобы создать свою собственную Океанию, Остазию или другой «новый дивный мир». Под это найдется и национальная идея, и красивый лозунг. В крайнем случае позаимствуют у Оруэлла:

ВОЙНА — ЭТО МИР
СВОБОДА — ЭТО РАБСТВО
НЕЗНАНИЕ — СИЛА

Я не могу подобрать слов, чтобы подчеркнуть, насколько важно знакомство (желательно неоднократное) с этой книгой. А также с написанной Оруэллом до нее повестью «Скотный двор».

«Скотный двор» на фоне «1984» немного тускнеет, но как самостоятельное произведение достойно Нобелевской премии по литературе. В основе сюжета «Скотного двора» история «советского проекта» (легко узнаваем Маркс, Троцкий, Сталин), но другие ранние и поздние попытки создания общества всеобщего равенства и благоденствия также хорошо вписываются во все сюжетные повороты. Мизансцена меняется, финал один:

Все животные равны.
Но некоторые животные
Более равны, чем другие.

Вопросы верующим

Какое-то время назад на популярном в рунете сайте горячо обсуждались «вопросы атеистам». В ответ захотелось задать свои вопросы верующим, но было недосуг. Однако подошли выходные, которые лучше провести дома, поскольку страна празднует «1025-летие крещения Киевской Руси». Само по себе странное событие для светского государства в XXI веке, а тут еще из нерезиновой белокаменной приезжает любитель дорогих часов и автомобилей, которого, как сообщили в новостях, будет охранять милиция с собаками (интересно, Гундяев действительно так опасен? спасибо, что предупредили!). Так вот, пользуясь случаем:

  • На каком основании был сделан вывод, что богу необходимы подношения и поклонения?
  • Откуда уверенность, что бог компенсирует взятые на себя и ради него расходы и ограничения, словно сотрудник ЖЭКа?
  • Зачем для общения со всевидящим богом нужны посредники в лице попов?
  • Как объяснить массовые убийства и другие преступления, совершенные и совершаемые во имя всемилостивого бога?
  • В случае военных действий между единоверцами какой из сторон бог предоставит свою помощь?
  • Как сочетается надежда на бессмертие с неспособностью наполнить смыслом эту конкретную жизнь?
  • Неужели только страх перед наказанием божьим или надежда на его награду являются мотивом соблюдения моральных норм и помощи другому?
  • Принимая во внимание, что богу ближе раскаявшийся убийца, чем атеист, с кем из них вы бы предпочли жить на одной лестничной площадке?
  • Не смущает ли вас, что в числе «святых» немало сомнительных исторических персонажей (например, Николай II), а среди подвергшихся анафеме — много достойных личностей (например, Лев Толстой)?
  • Вы согласны с тем, что Вторая мировая война — это наказание «за страшный грех богоотступничества всего народа, за попрание святынь, за кощунство и издевательство над Церковью, над святынями, над верой»?
  • Если религиозные чувства возможно оскорбить, не означает ли это слабость этих чувств и болезненную незрелость сознания?
  • Не оскорбляют ли вас политики и чиновники, манипулирующие вашими религиозными чувствами?
  • Почему попы активно сопротивляются научно-техническому прогрессу, но не отказываются от его плодов?
  • Как совместить страсть попов к предметам роскоши и их проповедь нестяжательства?
Дао аналогии

Современная физика самым драматическим образом подтвердила одно из основных положений восточного мистицизма, смысл которого заключается в том, что все используемые нами для описания природы понятия ограничены, что они являются не свойствами действительности, как кажется нам, а продуктами мышления — частями карты, а не местности. При любом расширении сферы наших знаний становится очевидной ограниченность возможностей рационального мышления, нам приходится изменить некоторые из наших понятий, или даже отказаться от них.

Фритьоф Капра. Дао физики

Когда я несколько лет назад прочел «Дао физики», я был очарован. Я ничего не знал об эпистемологии, мог немногое вспомнить из школьного курса физики и был увлечен «восточной философией». Сегодня мои школьные воспоминания еще беднее, зато я острее вижу логические ошибки, подтасовки и передергивания.

В своей книге Фритьоф Капра проводит параллель между древними мифами и современными научными теориями, подводя читателя к выводу, что научный и мистический взгляд на мир все больше походят друг на друга. Это либо поэзия, либо впаривание философско-религиозных возренний, но никак не популяризация науки.

Вообще говоря, аналогия — никогда ничего не доказывает (исключение — прецедентное право). Аналогия может использоваться в качестве иллюстрации как способ облегчить понимание или как метод выдать желаемое за действительное в манипуляциях. Внешнее сходство явлений совершенно не означает их внутреннего подобия.

P. S. Аналогия популярна в продажах. Стоит ли обращаться к аналогии? Это зависит от того, покупаете вы или продаете:
— Вы сравниваете Мерседес и Запорожец.
— А мы разве обсуждаем покупку автомобиля?

Igor Vasilevsky пн, 10/16/2017 - 19:04

О патриотизме

Я долго не мог понять фразу Самуэля Джонсона: «Патриотизм — последнее прибежище негодяя». Сегодня я не просто понимаю, но целиком и полностью разделяю эти слова. Обратите внимание, самые горячие патриоты — это всегда чиновники. Как герой из пьесы Леонида Филатова «Про Федота-стрельца»:

Зря ты, Федя, для меня
Мой народ — моя родня.
Я без мыслей об народе
Не могу прожить и дня!..

Утром мажу бутерброд -
Сразу мысль: а как народ?
И икра не лезет в горло,
И компот не льется в рот!

Ночью встану у окна
И стою всю ночь без сна -
Все волнуюсь об Расее,
Как там, бедная, она?

Оно и понятно, «интересы государства» по определению означают интересы корпорации чиновников. Абсурдно быть лояльным к государственному аппарату (конечно, если вы не его часть). Не менее глупо чувствовать ностальгию по «пятой графе». Словами булгаковского героя: «Вопросы крови — самые сложные вопросы в мире!» Держаться за «национальные традиции» смешно — теперь мы все живем в Интернете и одеваемся в Китае. Историей могут гордиться те, кто эту историю творил.

«Я клянусь добросовестно изучать военное дело, всемерно беречь военное и народное имущество и до последнего дыхания быть преданным своему Народу, своей Советской Родине и Советскому Правительству» — нет ни советского народа, ни советской родины, ни советского правительства. И ностальгии тоже нет. А о «долге» хорошо сказал другой филатовский персонаж:

Пред Родиной, конечно, неудобно...
Долги, конечно, надо отдавать...
Но почему она — в уплату долга —
С вас требует кого-то убивать?

И коль у вас пред ней долги такие,
Что даже жизнь — в уплату их — пустяк,
То хочется спросить вас, дорогие,
Зачем же вы одалживались так?..

Коль Родина удар наносит сзади,
Да так, что аж в глазах потом круги,
То лучше, дорогие, не влезайте
Вы к этой страшной Родине в долги!..

Леонид Филатов. Лизистрата

Верность можно сохранять исключительно слову, принципам и конкретным, живым людям. Точка.

«Как преуспеть в бизнесе, нарушая все правила»

Объявление в приемной публичного дома:
«Половой акт — 100 долларов.
Наблюдение за половым актом — 150 долларов.
Наблюдение за наблюдателем — 200 долларов».

Российский инфобизнес — бессмысленный и беспощадный — на 99% представляет собой наблюдение за наблюдателем и вызывает у меня приступ иронии и сарказма. С другой стороны, я не могу не признать, что опыт первоисточников живущих по другую сторону Атлантики может быть полезен даже для тех, кто далек от впаривания «ибуков» и «вебинаров». И, конечно, первым в этом списке стоит Дэн Кеннеди. Особенно ценны его тексты о текстах — эффективный копирайтинг нужен как обитателям Fortune 500, так и представителям гордого но малого бизнеса.

Книга Кеннеди «Как преуспеть в бизнесе, нарушая все правила» книга о самомаркетинге. Что приятно, Кеннеди опровергает набившие оскомину рекомендации и советы своих коллег по «индустрии успеха» о позитивном мышлении, последовательности и значении инноваций. Это делает книгу как минимум не скучной. Если стоит выбор читать «Как преуспеть в бизнесе, нарушая все правила» или «7 навыков высокоэффективных людей», выбирайте Кеннеди.

Юз Алешковский в цитатах

Принципиально не участвую в строительстве сомнительного будущего.

За ваше бесплатное обслуживание приходится платить самым дорогим — здоровьем.

Если энтузиазм двадцатых годов вычесть из энтузиазма тридцатых годов, то остается всего-навсего десять лет за контрреволюционную пропаганду и агитацию.

Если бы мы срывали зло на истинных виновниках дерьма нашей судьбы, то перед кем же тогда, спрашивается, Коля, мы извинялись бы, замаливали грехи и страдали?

О свободе я, честно говоря, не думал, потому что не сомневался, что советская власть — это всерьез и надолго.

Юз Алешковский. Кенгуру

Библия общения

Не знаю, насколько правда, что в Советском Союзе книги Дейла Карнеги были доступны только партийным функционерам. Сегодня нередко можно услышать, будто «Карнеги устарел». Да неужели? Колесо не может быть старым, это просто колесо.

Человек в 99 случаях из 100 не самокритичен, даже если действительно виноват.
Критика безрезультативна и небезопасна.
Каждого человека прежде всего интересует его собственные проблемы.
Кто может поставить себя на место других людей и понимать ход их мыслей, тот может не волноваться за свое будущее.
Проявляйте искренний интерес к людям.
Улыбайтесь!
Имя человека звучит для него слаще всего.
Будьте внимательным слушателем. Подталкивайте собеседника говорить о себе самом.
Ведите беседу в сфере интересов собеседника.
Помогайте людям реализовать стремление собственной значимости и делайте это искренне.
Если мы хотим одержать верх — остерегаемся споров.
Допустив ошибку, признайте это честно и откровенно.
Провоцируйте собеседника говорить значительно больше, чем делаете вы сами.
Позвольте собеседнику почувствовать, что идея принадлежит ему.
Обращайтесь к благородным мотивам человека.
Дайте своим идеям наглядность.
Бросайте вызов! Разбудите в людях соперничество.
Начинайте с похвалы и признания достоинств человека.
Указывайте на ошибку в непрямой форме.
Прежде чем критиковать, признайте свои ошибки.
Хвалите человека за любой, даже небольшой успех.
Сделайте человеку хорошую репутацию, и он постарается оправдать ее.
Позвольте человеку сберечь свое лицо.