Среда

Важнейший из языков

Нассим Талеб в «Одураченных случайностью» пишет:

Я не «носитель» математического языка, я не могу говорить на нем, как на родном, скорее в моей речи чувствуется иностранный акцент. Математические вопросы меня интересуют не сами по себе, а только для решения прикладных задач, в то время как математики скорее занимаются развитием самой науки (придумывая и доказывая теоремы). Я не могу концентрироваться на решении уравнений, пока какая-то реальная задача (с легкой примесью жадности) не послужит мотивирующей силой. Поэтому многому я научился благодаря торговле производными ценными бумагами (теорию вероятности меня заставили изучать опционы). В обычной жизни многие увлеченные игроки — люди весьма посредственного ума, но благодаря своей необузданной жадности они приобретали выдающиеся способности считать карты.

К моему сожалению, я не могу говорить на языке математики даже с акцентом. К большому сожалению, ведь

   Вопреки мнению, широко распространённому среди далёких от науки людей, математика не являет собой законченное и совершенное здание. Это наука и, кроме того, искусство; свойственные математике критерии всегда в той или иной степени носят эстетический характер. Одной только истинности теоремы ещё недостаточно для того, чтобы считать её достойной занять место в математике. Она должна быть «полезной», «интересной» и «красивой». А поскольку ощущение красоты субъективно, остаётся только удивляться, какое единодушие проявляют обычно математики в своих эстетических оценках.
   В одном отношении математика стоит особняком среди других наук: никакой её результат не может быть зачёркнут дальнейшим развитием науки. Однажды доказанная теорема уже никогда не станет неверной, хотя впоследствии может выясниться, что она является лишь тривиальным частным случаем какой-то более общей истины. Математические знания не подлежат пересмотру, и общий их запас может лишь возрастать.
   ... Хотя разнообразие математических объектов в наше время огромно, сам математический метод остался таким же, каким был всегда: сначала постулируется или молча принимается небольшое число аксиом, а затем путём повторного применения определённых правил (математической логики) строится теория, т. е. совокупность теорем, описывающих свойства и отношения между объектами, удовлетворяющими этим аксиомам. Воскресни сегодня такие математики, как Архимед, Евклид или Ньютон, они могли бы растеряться от обилия понятий, интересующих современных математиков, однако наши методы они нашли бы вполне понятными и знакомыми.
Марк Кац, Станислав Улам. Математика и логика

P. S. Романтик может сказать, что важнейший из языков — это язык любви. Извечный спор физиков с лириками. Ставлю на физиков из Google, Tesla и  Wall st.

Оскорбление чувств неверующих

Если можно «оскорбить религиозные чувства верующих», возможно ли оскорбление чувств атеиста или агностика? Как, например, надо относится к тому, что из-за очередного приезда в наше (пока еще?) светское государство попа по фамилии Гундяев страна поставлена на уши? Чем именно известен вышеуказанный «брокер веры» и чем заслужил такое внимание к своей персоне со стороны государственных мужей? Вкладом в развитие науки? Образования? Здравоохранения? Искусства?

История одной мистификации, или Рассказы Саши Лебедева

В книге Николая Козлова «Истинная правда, или Учебник психолога по жизни» есть глава, написанная Александром Лебедевым. Я позволю себе опубликовать эту главу у себя на сайте, она стоит вашего внимания.

Фридрих II о войнах

Если бы наши солдаты понимали, из-за чего мы воюем, нельзя было бы вести ни одной войны.

Фридрих II (Великий)

Igor Vasilevsky чт, 10/19/2017 - 19:43

Что значит — быть покупателем?

Я чувствую беспокойство. Иногда чрезвычайно сложно определить какой продавец гениален, а какой просто хорош. У меня отсутствуют чувство полной уверенности в правильности моего решения. При этом не имеет значения, какую проблему необходимо решить (простую или сложную). Именно поэтому мне нужен специалист, который смог бы разрешить любую проблему. Но рассматривая Вашу кандидатуру, у меня нет никакой уверенности в этом. Почему Вам можно доверять? Ваша задача — убедить меня в этом.
Дэвид Майстер. Управление фирмой, оказывающей профессиональные услуги

Книга Дэвида Майстера «Управление фирмой, оказывающей профессиональные услуги» — Библия для бизнес-консультанта любого профиля. А 10-я глава «Как выбирают клиенты» — Евангелие для продавца, любого продукта. Сам Фрейд не сумел бы лучше раскрыть страхи потенциального клиента. Для продавца этот текст — практичный список препятствий на пути к сердцу кошельку покупателя. Ищущим работу также рекомендуется к прочтению.

5 книг, которые могут изменить ваш бизнес

По просьбе книжного интернет-магазина OlmaxBooks подготовил список из пяти рекомендуемых мною бизнес-книг.

Думать

Чтобы эффективно жить, в первую очередь, необходимо эффективно думать. Разогнать и форсировать работу мысли поможет «Черный лебедь» Нассима Талеба. Будьте готовы расстаться с популярными мифами и собственными иллюзиями.

Управлять

Выдающийся ученый и блестящий практик Рассел Акофф всей своей деятельностью продемонстрировал преимущества «системного подхода» в организации и управлении. Начать знакомство с богатым литературным наследием Мастера можно со сборника его лучших работ «Акофф о менеджменте».

Организовывать

«Структура в кулаке» Генри Минцберга — это самый настоящий учебник по организационной анатомии. Это классика от Классика. Обязательное чтение для предпринимателей, студентов MBA и их преподавателей.

Продвигать

Автор книги «Съесть большую рыбу» Адам Морган утверждает, что на любом рынке есть два лидера. Один лидирует в борьбе за долю рынка, второй — за внимание и любовь потребителей. Тем, кто выбрал второй вариант, автор рассказывает, что делать дальше.

Продавать

То что Генри Форд сделал в области автомобилестроения, Нил Рекхэм сделал в области продаж. Каждая его книга — бестселлер. «Управление большими продажами» — библия на столе руководителя продажами.

Социализм — жизнь за чужой счет

Хотелось думать, призрак социализма уже никогда не сможет вылезти из-под обломков СССР. Увы. Идея построения общества социальной справедливости и всеобщего благополучия за чужой счет по-прежнему и довольно бодро шагает по планете. Как всегда, история никого ничему не учит. Даже, если события свежи в памяти. Вот вам пример. Один из множества.

Франсуа Миттеран был убежденным социалистом: став в 1981 году Президентом Франции, он начал активно бороться с частной собственностью, заменяя ее «общественной».

Разумеется, объясняя свои действия борьбой за все хорошее и против всего плохого (транснациональных корпораций): «Национализация — это тот инструмент, с которым мы войдем в следующее столетие. В противном случае вместо национализации произойдет интернационализация. Я отвергаю принцип международного разделения труда и продуктов производства, разработанный неизвестно где и подчиненный интересам других держав и народов. Национализация — вот орудие защиты французской промышленности».

Разумеется, революционные массы с восторгом поддержали войну с буржуями-кровопийцами.

Разумеется, национализация привела к оттоку инвестиций и бегству инвесторов. Зато были поставлены рекорды в области инфляции, внешнеторгового дефицита и убытков ставших государственными предприятий. Субсидии лишь усугубляли ситуацию. В общем, французская экономика освоила такой вид спорта как свободное падение.

Разумеется, на фоне этой картины маслом росли государственные субсидии и заработные платы — гулять так гулять!

Весной 1986 года левый во всех смыслах президент назначает правого во всех смыслах Жака Ширака премьер-министром. С одной стороны, Миттерану уже нечего было терять, с другой стороны, таким образом он хотел утопить в пучине созданных им же проблем своего будущего конкурента на президентских выборах.

Ширак жил во времена титанов — Маргарет Тэтчер и Рональда Рейгана — и был их идейным соратником и последователем. Закатав рукава, он взялся за очищение экономики от государства.

Разумеется, реприватизация вернула жизнь во французскую экономику.

К сожалению, эта история не является историей успеха. Безработица, иранские экстремисты и доморощенные защитники массовой иммиграции работали против рейтинга Ширака. Миттеран в этой ситуации занял самую выходную позицию: «над схваткой» и над проблемами в стране. В 1988 году Миттеран отпраздновал победу над Шираком в президентской гонке. В очередной раз социализм выжил за чужой счет.

P. S. Ширакт все же сумел стать президентом Франции и не раз (в 1995–2002 и 2002–2007 годах), но это уже другая история.

Как достичь успеха на самом деле

Малкольм Гладуэлл и Майкл Льюис — мои фавориты из числа современных писателей non-fiction. И если визитной карточкой Льюиса, несомненно, является «Покер лжецов», то «главной» из написанных книг Гладуэлла я считаю «Гениев и аутсайдеров» (Outliers: The Story of Success). Слишком долго тема успеха была на откупе у профессиональных мошенников и верующих шарлатанов, но тут пришел лесник и...

Мы не можем выбрать время и место своего рождения (увы, слишком поздно;( Но справиться с последствиями случившегося, и подумать, чему посвятить десять тысяч часов своей жизни, нам по силам. Почему именно 10 000 часов? Читайте Гладуэлла:

Красной нитью через всю книгу будет проходить одна идея. Тесно связывая успех и личностные качества, мы напрасно растрачиваем человеческий потенциал. Мы упускаем возможность поднять других на высшие ступеньки успеха. Мы придумываем правила, препятствующие достижениям. Мы раньше срока скидываем со счетов людей, которых считаем бесперспективными. Мы слишком преклоняемся перед теми, кто добился успеха, и слишком легко отвергаем тех, кто потерпел неудачу. Я хочу, чтобы, читая эту книгу, вы задумались вот о чем: если бы мы представляли, как глубоко коренятся причины успеха и как сильно выдающиеся люди зависят от обстоятельств, насколько лучше и справедливее был бы наш мир?
Биологи часто говорят об экологии организма: самый высокий дуб в лесу вырос таким высоким не только потому, что рос из самого живучего желудя. Все дело в том, что другие деревья не заслоняли от него солнце, желудь попал в плодородную почву, пока деревце было молодым, зайцы не грызли его кору, дровосек не срубил его до того, как оно превратилось в могучего исполина. Все мы знаем, что успешные люди и группы происходят из самых живучих семян. Но достаточно ли мы знаем о солнце, обогревающем их, о почве, в которой они пустили корни, и о зайцах и дровосеках, с которыми им повезло не столкнуться? Эта книга не о высоких деревьях. Эта книга о лесе.

P. S. «Гениям и аутсайдерам» отличную компанию составят «Одураченные случайностью» Нассима Талеба.

P. P. S. Ну, а на десерт пусть будет «Покер лжецов» Льюиса.

Милорад Павич о чтении

Когда мы читаем, нам не дано полностью уловить все, что написано. Наша мысль ревнива к чужой, она то и дело ее затуманивает, и внутри у нас нет места для двух запахов сразу.

Милорад Павич. Хазарский словарь