Наука

Причудология Ричарда Вайзмана

    Интересно ли вам узнать:
  • Почему женщине лучше доверить мужчине написание объявления о знакомстве?
  • Почему мужчин лучше кадрить в слегка экстремальной ситуации?
  • Почему позитивный настрой создает удачу?
  • Почему распознать ложь проще с закрытыми глазами?
  • Почему перед экзаменом стоит познакомиться с биографией известного ученого?
  • Почему официанту рекомендуется обращаться к клиенту по имени и касаться его руки?
  • Почему в винном магазине должна звучать классическая музыка?

Тогда читайте книгу Ричарда Вайзмана «Причудология» (Quirkology by Richard Wiseman). Название русского перевода — «Странная логика наших поступков», и это единственный недостаток книги.

А еще подпишитесь на канал Ричарда на Youtube.

Где находятся истоки европейской цивилизации?

Точно не в христианстве. Разумеется, христианство оказало серьезное влияние на ход европейской истории. Вспомнить хотя бы Святую инквизицию. Но родилась современная Европа в Греции, и вот как об этом пишет в очерке «Эволюция и сущность атомного века» классик естествознания Макс Бор:

В этот первый, естественный, период истории Европа не играла какой-то особой роли, которая позволяла бы отличить ее от других континентов: у нее были свои войны и мирные договоры, свои короли и герои, свои конституции и революции, философии, религии, искусства и науки, а также все, что обычно им сопутствует. Лишь один феномен возвысил в то время Европу над хаотическим потоком событий всемирной истории — появление греков. Это они породили свободное независимое мышление, стремящееся к изучению природы, мира вне всякой связи с непосредственными практическими потребностями. Именно это привело к новым, глубоким открытиям в математике и естественных науках. Сделанные тогда открытия были погребены в последующие века, но они были снова обнаружены тысячу лет спустя, когда в Европе начался подлинный расцвет.

Важнейший из языков

Нассим Талеб в «Одураченных случайностью» пишет:

Я не «носитель» математического языка, я не могу говорить на нем, как на родном, скорее в моей речи чувствуется иностранный акцент. Математические вопросы меня интересуют не сами по себе, а только для решения прикладных задач, в то время как математики скорее занимаются развитием самой науки (придумывая и доказывая теоремы). Я не могу концентрироваться на решении уравнений, пока какая-то реальная задача (с легкой примесью жадности) не послужит мотивирующей силой. Поэтому многому я научился благодаря торговле производными ценными бумагами (теорию вероятности меня заставили изучать опционы). В обычной жизни многие увлеченные игроки — люди весьма посредственного ума, но благодаря своей необузданной жадности они приобретали выдающиеся способности считать карты.

К моему сожалению, я не могу говорить на языке математики даже с акцентом. К большому сожалению, ведь

   Вопреки мнению, широко распространённому среди далёких от науки людей, математика не являет собой законченное и совершенное здание. Это наука и, кроме того, искусство; свойственные математике критерии всегда в той или иной степени носят эстетический характер. Одной только истинности теоремы ещё недостаточно для того, чтобы считать её достойной занять место в математике. Она должна быть «полезной», «интересной» и «красивой». А поскольку ощущение красоты субъективно, остаётся только удивляться, какое единодушие проявляют обычно математики в своих эстетических оценках.
   В одном отношении математика стоит особняком среди других наук: никакой её результат не может быть зачёркнут дальнейшим развитием науки. Однажды доказанная теорема уже никогда не станет неверной, хотя впоследствии может выясниться, что она является лишь тривиальным частным случаем какой-то более общей истины. Математические знания не подлежат пересмотру, и общий их запас может лишь возрастать.
   ... Хотя разнообразие математических объектов в наше время огромно, сам математический метод остался таким же, каким был всегда: сначала постулируется или молча принимается небольшое число аксиом, а затем путём повторного применения определённых правил (математической логики) строится теория, т. е. совокупность теорем, описывающих свойства и отношения между объектами, удовлетворяющими этим аксиомам. Воскресни сегодня такие математики, как Архимед, Евклид или Ньютон, они могли бы растеряться от обилия понятий, интересующих современных математиков, однако наши методы они нашли бы вполне понятными и знакомыми.
Марк Кац, Станислав Улам. Математика и логика

P. S. Романтик может сказать, что важнейший из языков — это язык любви. Извечный спор физиков с лириками. Ставлю на физиков из Google, Tesla и  Wall st.

«Вселенная: Руководство по эксплуатации»

Никогда не поздно подумать о вечном. Читаем «Вселенная. Руководство по эксплуатации. Как выжить среди черных дыр, парадоксов времени и квантовой неопределенности» Дэйва Голдберга и Джеффа Бломквиста и узнаем, как мало мы знаем. И как восхитительно это знание!

Телепортация — дело необычайно трудное. Лишь в 1997 году удалось телепортировать один-единственный фотон, и лишь в 2004 году несколько групп ученых сумели телепортировать один-единственный атом, да и то всего на расстояние в несколько метров. Учитывая, сколько потребовалось трудов, было бы проще просто перенести атом из одного места в другое.

Библия атеиста

Книга Ричарда Докинза «Бог как иллюзия» — настоящая Библия атеиста. Но в первую очередь я бы рекомендовал прочесть ее агностикам. Атеист уже утратил потребность в гипотезе о боге. Религиозному человеку будет неприятен когнитивный диссонанс, вызванный конфликтом между верой и логикой. А вот агностик, возможно, наконец-то перестанет обманывать сам себя.

Кто такой Расселл Акофф?

Собираясь подарить клиенту книгу безмерно уважаемого мной Расселла Л. Акоффа («Акофф о менеджменте»), задумался, как отрекомендовать этого блестящего теоретика и практика системного подхода. И понял, Рассел Линкольн Акофф — это Моцарт в бизнес-консалтинге.

Путешествие на «Кон-Тики»

В 1947 году норвежский этнограф Тор Хейердал с целью доказать южно-американское происхождение аборигенов Полинезии вместе с пятью товарищами на деревянном плоту пересек Тихий океан. Одним из итогов экспедиции стала книга «Путешествие на „Кон-Тики“». Убежден, что само плавание и его описание важнее научной гипотезы, ведь уже не одно десятилетие мальчишки и девчонки, а также их родители могут прочесть эти строки о главном:

Иногда мы отплывали в резиновой лодке, чтобы взглянуть на себя ночью. Черные как смоль волны громоздились со всех сторон, а мириады мерцающих тропических звезд слабо отражались в планктоне у поверхности воды. Мир был прост — звезды во мраке. Был ли это 1947 год до нашей эры или нашей эры, внезапно потеряло всякое значение. Мы жили, и это мы ощущали со всей остротой. Мы понимали, что жизнь была полна для людей и до наступления века техники — пожалуй, во многих отношениях полнее и богаче, чем жизнь современного человека. Время и эволюция в эти мгновения переставали существовать. Все, что в жизни человека было реальным и имело значение, сегодня оставалось таким же, каким оно было когда-то и будет всегда. Мы растворялись в абсолютном всеобщем мериле истории: бесконечная беспросветная тьма под роем звезд. Перед вами в ночи вставал из волн «Кон-Тики» и снова опускался за черные массы воды, которые вздымались между ним и нами. В лунном свете плот окутывала какая-то особая атмосфера. Толстые блестящие бревна с бахромой из водорослей, квадратные очертания черного паруса викингов, ощетинившаяся бамбуковая хижина с желтым светом керосинового фонаря позади — все это напоминало скорее картину из волшебной сказки, чем реальную действительность. Время от времени плот совершенно исчезал за черными волнами; затем он опять появлялся и резким силуэтом вырисовывался в свете звезд, а с его бревен стекали сверкающие струи воды.

«Печальные тропики»

«Печальные тропики» Клода Леви-Стросса — это не просто описание жизни аборигенов Южной Америки (кстати, весьма отрезвляющее для тех, кто идеализирует жизнь первобытных племен). Леви-Стросс рассуждает о вызовах, с которыми сталкивается этнограф, пытающийся создать объективное представление чужой цивилизации. «Иное» и «свое» поочередно становятся объектом и фоном, формируя причудливую картину. Читать рекомендую полное издание, а не сокращенный вариант 1984 года.

   О, путешествия, волшебные ларцы, обещающие исполнение всех желаний, уже не получить наших сокровищ в их первозданном виде! Расширяющаяся и беспокойная цивилизация навсегда нарушила покой моря. Запах тропиков и нетронутая девственность их обитателей испорчены брожением с выделением подозрительных испарении, которое убивает наши стремления и вынуждает нас собирать наполовину искаженные воспоминания.
   Сегодня, когда полинезийские острова, залитые бетоном, превращены в аэродромы, грузно осевшие в глубине южных морей, когда вся Азия представляет образец зараженной зоны, когда бензохранилища обезобразили Африку, а военная и гражданская авиация оскверняет чистоту американской или меланезийской пущи еще до того, как лишить ее девственности, — разве сегодня так называемое бегство в путешествие не является свидетельством жалкой участи нашего исторического существования? Великая западная цивилизация, сотворившая чудеса, которыми мы умиляемся, не сумела создать их, не нарушая гармонии. Так же, как и ее самое замечательное изобретение — колонны, на которых зиждется вся архитектура с ее несказанным богатством и разнообразием, западные порядок и гармония требуют удаления огромной массы отходов, побочных и вредных продуктов, которыми сегодня заражена земля. И нашим первым впечатлением от путешествия оказывается ком грязи, брошенный в лицо человечеству.
   Теперь я понимаю страстность, безумство и обман историй о путешествиях. Они создают иллюзию, будто нечто уже не существующее, где-то еще продолжает существовать, иллюзию, которая нужна, чтобы мы могли убежать от гнетущего осознания того, что у нас за плечами двадцать тысяч лег человеческой истории. Все напрасно: цивилизация — уже не тот нежный цветок, который с большим трудом оберегали и выхаживали в укромных уголках земли, среди грубых людей, быть может, опасных в своей животной дикости, но обеспечивших разнообразие и жизнеспособность посева. Человечество ограничилось монокультурой и готовится производить массовую цивилизацию, как свеклу. Его меню будет состоять исключительно из одного этого блюда.
   ... И не вправе ли мы сказать, что наши современные Марко Поло привозят из тех краев, на этот раз в виде фотографий, книг и историй, нравственные колониальные приправы, которые наше общество алчет тем, сильнее, чем острее чувствует, что погружается в трясину скуки.

Клод Леви-Стросс. Печальные тропики

Дао аналогии

Современная физика самым драматическим образом подтвердила одно из основных положений восточного мистицизма, смысл которого заключается в том, что все используемые нами для описания природы понятия ограничены, что они являются не свойствами действительности, как кажется нам, а продуктами мышления — частями карты, а не местности. При любом расширении сферы наших знаний становится очевидной ограниченность возможностей рационального мышления, нам приходится изменить некоторые из наших понятий, или даже отказаться от них.

Фритьоф Капра. Дао физики

Когда я несколько лет назад прочел «Дао физики», я был очарован. Я ничего не знал об эпистемологии, мог немногое вспомнить из школьного курса физики и был увлечен «восточной философией». Сегодня мои школьные воспоминания еще беднее, зато я острее вижу логические ошибки, подтасовки и передергивания.

В своей книге Фритьоф Капра проводит параллель между древними мифами и современными научными теориями, подводя читателя к выводу, что научный и мистический взгляд на мир все больше походят друг на друга. Это либо поэзия, либо впаривание философско-религиозных возренний, но никак не популяризация науки.

Вообще говоря, аналогия — никогда ничего не доказывает (исключение — прецедентное право). Аналогия может использоваться в качестве иллюстрации как способ облегчить понимание или как метод выдать желаемое за действительное в манипуляциях. Внешнее сходство явлений совершенно не означает их внутреннего подобия.

P. S. Аналогия популярна в продажах. Стоит ли обращаться к аналогии? Это зависит от того, покупаете вы или продаете:
— Вы сравниваете Мерседес и Запорожец.
— А мы разве обсуждаем покупку автомобиля?

Античный тайм-менеджмент

Не перестаю удивляться-восхищаться результативностью деятельности ученых былых времен. Возьмем, например, римского (греческого происхождения) медика и философа Галена (129 или 131 год — 199 или 217 год). Галеном написано свыше 400 трактатов по философии и медицине (сохранилось около 100). Детально разработанная им система представлений об организме человека изучалась медиками еще в XIX веке. И такая эффективность при активной врачебной практике. И при отсутствии компьютеров, интернета и книг по тайм-менеджменту. Вот, к кому я бы сходил на тренинг.