Обзоры

«Нация свободных агентов»

   Сегодня, в хорошие или плохие времена, на пике ли подъема или на дне пропасти, расклад карт в пользу индивида.
   Именно поэтому я с радостью смотрю в будущее — в будущее, в котором все больше людей смогут стать независимыми и выполнить свое экономическое и человеческое предназначение. Это может оказаться трудным делом. Темп работы еще больше ускорится. Значительно возрастут и жизненные потребности. Но все больше самых разных людей, которые по собственной воле или под давлением обстоятельств станут свободными агентами, смогут отказаться от от устаревших догм, избавиться от необходимости подчиняться кому-то и зарабатывать себе на жизнь, использую свои способности. Может быть, это еще не идеал, но это уже прогресс.

Дэниел Пинк. Нация свободных агентов

Эту книгу можно считать энциклопедией или библией современного наемника (free lancer). Но, отдавая должное ее мощному эмоциональному заряду, не будет преувеличением назвать работу Дэниеля Пинка «Манифестом фриланса» — по аналогии с «Манифестом коммунистической партии» Карла Маркса и Фридриха Энгельса. В отличие от призрака коммунизма идея уйти в одиночное экономическое плавание уже завоевала всю планету и бросила вызов традиционным отношениям феодала и вассалов между корпорацией и наемными сотрудниками.

В своей книге Пинк на основании информации, полученной из разнообразных источников, а также итогов многочисленных встреч с независимыми агентами описывает причины появления, реалии и перспективы государства FAN (Free Agent Nation): от методов организации работы (Taylorism vs tailorism) до прогнозов влияния свободных агентов на политику и финансы.

Когда я в первый раз прочел книгу, то даже загорелся идей создания справочного веб-сайта для фрилансеров. Дальше регистрации доменных имен noboss.ru и bossanet.com дело не пошло, но моя верность фрилансу жива до сих пор.

Кстати, один из выводов книги также можно было бы озвучить в стиле пролетарского манифеста: «Независимые агенты, соединяйтесь!»

Управление проектами по-армейски

Если тема управления проектами вам не чужда, рекомендую старенький, но не устаревший фильм «Войны Пентагона» (The Pentagon Wars).

P. S. Вот только жаль овец.

«Потреблятство»

«Потреблядство» Джона де Граафа, Дэвида Ванна и Томаса Нэйлора — очень актуальная предновогодняя книга. К слову, перевод «affluenza» на русский язык как «потреблятство» представляется мне удачнее оригинала.

«Мне хотелось бы думать, что я делаю покупки потому, что не хочу быть похожей на всех остальных, но истинная причина заключается в том, что я не хочу быть похожей на себя. Легче купить что-нибудь и почувствовать себя лучше, чем изменить себя» — Лианн, специалист по рекламе, Нью-Йорк.

«Печальные тропики»

«Печальные тропики» Клода Леви-Стросса — это не просто описание жизни аборигенов Южной Америки (кстати, весьма отрезвляющее для тех, кто идеализирует жизнь первобытных племен). Леви-Стросс рассуждает о вызовах, с которыми сталкивается этнограф, пытающийся создать объективное представление чужой цивилизации. «Иное» и «свое» поочередно становятся объектом и фоном, формируя причудливую картину. Читать рекомендую полное издание, а не сокращенный вариант 1984 года.

   О, путешествия, волшебные ларцы, обещающие исполнение всех желаний, уже не получить наших сокровищ в их первозданном виде! Расширяющаяся и беспокойная цивилизация навсегда нарушила покой моря. Запах тропиков и нетронутая девственность их обитателей испорчены брожением с выделением подозрительных испарении, которое убивает наши стремления и вынуждает нас собирать наполовину искаженные воспоминания.
   Сегодня, когда полинезийские острова, залитые бетоном, превращены в аэродромы, грузно осевшие в глубине южных морей, когда вся Азия представляет образец зараженной зоны, когда бензохранилища обезобразили Африку, а военная и гражданская авиация оскверняет чистоту американской или меланезийской пущи еще до того, как лишить ее девственности, — разве сегодня так называемое бегство в путешествие не является свидетельством жалкой участи нашего исторического существования? Великая западная цивилизация, сотворившая чудеса, которыми мы умиляемся, не сумела создать их, не нарушая гармонии. Так же, как и ее самое замечательное изобретение — колонны, на которых зиждется вся архитектура с ее несказанным богатством и разнообразием, западные порядок и гармония требуют удаления огромной массы отходов, побочных и вредных продуктов, которыми сегодня заражена земля. И нашим первым впечатлением от путешествия оказывается ком грязи, брошенный в лицо человечеству.
   Теперь я понимаю страстность, безумство и обман историй о путешествиях. Они создают иллюзию, будто нечто уже не существующее, где-то еще продолжает существовать, иллюзию, которая нужна, чтобы мы могли убежать от гнетущего осознания того, что у нас за плечами двадцать тысяч лег человеческой истории. Все напрасно: цивилизация — уже не тот нежный цветок, который с большим трудом оберегали и выхаживали в укромных уголках земли, среди грубых людей, быть может, опасных в своей животной дикости, но обеспечивших разнообразие и жизнеспособность посева. Человечество ограничилось монокультурой и готовится производить массовую цивилизацию, как свеклу. Его меню будет состоять исключительно из одного этого блюда.
   ... И не вправе ли мы сказать, что наши современные Марко Поло привозят из тех краев, на этот раз в виде фотографий, книг и историй, нравственные колониальные приправы, которые наше общество алчет тем, сильнее, чем острее чувствует, что погружается в трясину скуки.

Клод Леви-Стросс. Печальные тропики

«В поисках духа воина»

Что получится, если скрестить Нью Эйдж и спецназ? Проект «Троянский воин». Книга Ричарда Строцци-Хеклера «В поисках духа воина» представляет собой «бортовой журнал» и весьма занимательное чтиво:

По сути, весь наш проект требует от них смелости для того, чтобы погрузиться в собственные чувства, в собственное сознание, а это для них совершенно неизведанная область. Вместо того чтобы десантироваться в тыл противника, мы предлагаем им десантироваться в собственное сознание. Здесь все для них ново, они чувствуют себя слабыми и неуверенными в собственных силах. Но им не положено быть слабыми и неуверенными в собственных силах, поэтому они отчаянно пытаются скрыть это и готовы винить в своих неудачах всех и вся. Они начинают кричать и скандалить, как сегодня вечером, и пытаются задавить нас силой. Они объясняют, что мы как посторонние не способны понять спецназовца. Они кричат, что мы никогда не сможем «загнать их в угол» (поставить перед ними задачу, которую они не в состоянии выполнить). Как только у них что-то не получается, они винят нас и отказываются признать свою неудачу. «Если бы вы все делали правильно, — говорят они нам, — мы бы не возмущались». Они изо всех сил пытаются скрыть от нас и от самих себя даже намек на собственную слабость и растерянность. По мере того как наш проект продвигается, они все громче твердят одно заклинание: «Мужчина не может быть слабым. Спецназ — это сила». И это становится самым главным препятствием на нашем пути.

P. S. Книгу Строцци-Хеклера хорошо дополняет фильм Гранта Хеслова «Безумный спецназ» (The Men Who Stare at Goats) — пафос одного произведения уравновешивается сатирой другого.

«1984»/«Скотный двор»

Роман «1984» — книга великая и ужасная. Альфред Хичкок не смог бы внушить большей тревоги и ощущения безнадежности.

Проще всего было бы считать, что произведение Оруэлла — сатира на уже ставший историей Советский Союз. Но «1984» — это книга о настоящем. И очень вероятном будущем.

Существовала целая система отделов, занимавшихся пролетарской литературой, музыкой, драматургией и развлечениями вообще. Здесь делались низкопробные газеты, не содержавшие ничего, кроме спорта, уголовной хроники и астрологии, забористые пятицентовые повестушки, скабрезные фильмы, чувствительные песенки, сочиняемые чисто механическим способом — на особого рода калейдоскопе, так называемом версификаторе. Был даже особый подотдел — на новоязе именуемый порносеком, — выпускавший порнографию самого последнего разбора — ее рассылали в запечатанных пакетах, и членам партии, за исключением непосредственных изготовителей, смотреть ее запрещалось.

Как спокойно было бы думать, что безжалостный мир Океании — порождение левой идеологии. Но тотальный контроль — это не выдумка марксистов, борцы за «правую идею» не менее охотно пожертвуют чужой свободой, чтобы создать свою собственную Океанию, Остазию или другой «новый дивный мир». Под это найдется и национальная идея, и красивый лозунг. В крайнем случае позаимствуют у Оруэлла:

ВОЙНА — ЭТО МИР
СВОБОДА — ЭТО РАБСТВО
НЕЗНАНИЕ — СИЛА

Я не могу подобрать слов, чтобы подчеркнуть, насколько важно знакомство (желательно неоднократное) с этой книгой. А также с написанной Оруэллом до нее повестью «Скотный двор».

«Скотный двор» на фоне «1984» немного тускнеет, но как самостоятельное произведение достойно Нобелевской премии по литературе. В основе сюжета «Скотного двора» история «советского проекта» (легко узнаваем Маркс, Троцкий, Сталин), но другие ранние и поздние попытки создания общества всеобщего равенства и благоденствия также хорошо вписываются во все сюжетные повороты. Мизансцена меняется, финал один:

Все животные равны.
Но некоторые животные
Более равны, чем другие.

Дао аналогии

Современная физика самым драматическим образом подтвердила одно из основных положений восточного мистицизма, смысл которого заключается в том, что все используемые нами для описания природы понятия ограничены, что они являются не свойствами действительности, как кажется нам, а продуктами мышления — частями карты, а не местности. При любом расширении сферы наших знаний становится очевидной ограниченность возможностей рационального мышления, нам приходится изменить некоторые из наших понятий, или даже отказаться от них.

Фритьоф Капра. Дао физики

Когда я несколько лет назад прочел «Дао физики», я был очарован. Я ничего не знал об эпистемологии, мог немногое вспомнить из школьного курса физики и был увлечен «восточной философией». Сегодня мои школьные воспоминания еще беднее, зато я острее вижу логические ошибки, подтасовки и передергивания.

В своей книге Фритьоф Капра проводит параллель между древними мифами и современными научными теориями, подводя читателя к выводу, что научный и мистический взгляд на мир все больше походят друг на друга. Это либо поэзия, либо впаривание философско-религиозных возренний, но никак не популяризация науки.

Вообще говоря, аналогия — никогда ничего не доказывает (исключение — прецедентное право). Аналогия может использоваться в качестве иллюстрации как способ облегчить понимание или как метод выдать желаемое за действительное в манипуляциях. Внешнее сходство явлений совершенно не означает их внутреннего подобия.

P. S. Аналогия популярна в продажах. Стоит ли обращаться к аналогии? Это зависит от того, покупаете вы или продаете:
— Вы сравниваете Мерседес и Запорожец.
— А мы разве обсуждаем покупку автомобиля?

«Парадоксы лидерства»

Предпочитаю книги, написанные технологично, и не люблю книги-проповеди. Но совершенно философские «Парадоксы лидерства» Ричарда Фарсона и Ральфа Кейеса прочел за один присест и с прекрасным послевкусием. Оправданий у меня нет. Возможно, причина тому небольшой размер книги, возможно, дело в полном отсутствии у авторов менторских интонаций, а скорее, текст срезонировал с актуальными мыслями и сомнениями. Кажется, ничего нового и оригинального, но...

И в профессиональной, и в личной жизни успех и неудача — лишь видимость. Такова главная мысль нашей книги. Успех бывает трудно отличить от неудачи: одно порождает другое, причем оба одинаково ценны. Отсюда следует неочевидный вывод: и успехи, и неудачи лидер должен воспринимать одинаково, не радуясь и не огорчаясь. За них не стоит ни награждать, ни наказывать. Мы пытались показать, какие горизонты открываются перед руководителями при отказе от традиционных представлений о победе и поражении. Подход «и/и», в отличие от подхода «или/или», стимулирует новаторство, облегчает жизнь нестандартным людям и упрощает планирование. Он дискредитирует те виды деятельности, которые лишь выглядят успешными, и стимулирует развитие того, что лишь выглядит провальным. В основе такого подхода — отношение к неудаче как к неизбежному спутнику инноваций. Полностью избавиться от страха перед неудачей невозможно, но этим страхом можно управлять, можно превратить его в источник энергии и заставить работать. Чаще всего успеха достигают люди, увлеченные своим делом. Как ни парадоксально, они об успехе не думают. Это и есть «путь самурая».
Таким образом, мы вернулись к исходной точке. Мы начали с утверждения, что успех почти ничем не отличается от неудачи. Этим же утверждением мы и заканчиваем. Наша жизнь становится по-настоящему успешной, когда мы не стремимся к победам и не избегаем поражений. Главное — избавиться от этих обманщиков и шагнуть на иную плоскость бытия, туда, где успех приходит, потому что за ним не гонятся, а неудача отступает, поскольку ее не избегают.

Ричард Фарсон, Ральф Кейес. Парадоксы лидерства.

«Как преуспеть в бизнесе, нарушая все правила»

Объявление в приемной публичного дома:
«Половой акт — 100 долларов.
Наблюдение за половым актом — 150 долларов.
Наблюдение за наблюдателем — 200 долларов».

Российский инфобизнес — бессмысленный и беспощадный — на 99% представляет собой наблюдение за наблюдателем и вызывает у меня приступ иронии и сарказма. С другой стороны, я не могу не признать, что опыт первоисточников живущих по другую сторону Атлантики может быть полезен даже для тех, кто далек от впаривания «ибуков» и «вебинаров». И, конечно, первым в этом списке стоит Дэн Кеннеди. Особенно ценны его тексты о текстах — эффективный копирайтинг нужен как обитателям Fortune 500, так и представителям гордого но малого бизнеса.

Книга Кеннеди «Как преуспеть в бизнесе, нарушая все правила» книга о самомаркетинге. Что приятно, Кеннеди опровергает набившие оскомину рекомендации и советы своих коллег по «индустрии успеха» о позитивном мышлении, последовательности и значении инноваций. Это делает книгу как минимум не скучной. Если стоит выбор читать «Как преуспеть в бизнесе, нарушая все правила» или «7 навыков высокоэффективных людей», выбирайте Кеннеди.

«Аэробика для ума»

«Аэробику для ума» Дэвида Гэймона и Аллена Брэгдона я бы отнес к жанру «популярная нейробиология». В книге хорошо сбалансированы левое и правое полушария, «научность» и «популярность», теория и упражнения. Книга развеивает крайне упрощенное представление о лево- и правополушарном типах мышления. Уже по этой причине ее стоит прочесть.