Цитаты

Дао лидера

Новички требуют новых теорий и технических приемов, покуда их ум не загромоздится возможностями выбора. Продвинутые ученики забывают свои возможности выбора. Они позволяют теориям и техническим приемам, которые они учили, отойти на задний план. Учитесь очищать свой ум. Учитесь упрощать свою работу. По мере того, как вы будете все менее и менее полагаться на ваше знание о том, что именно делать, ваша работа будет становиться все более направленной и более могущественной. Вы обнаружите, что качество вашего сознания сильнее, чем любые технические приемы или теории, или интерпретации.

Джон Хейдер. Дао лидера

Рубрики: 

Урок продаж Фрэнка Абигнейла

Кто такой Фрэнк Абигнейл (Frank W. Abagnale)? Автор и герой книги (а также одноименного фильма) «Поймай меня, если сможешь» (Catch Me if You Can). В 1960-е годы Абигнейл обналичил фальшивых чеков на общую сумму 2,5 млн долларов. Но совсем не этому он мог бы поучить сегодняшних продавцов. Фрэнк не просто выдавал себя за пилота авиалиний, профессора социологии, врача и адвоката, он вызывал доверие настоящих представителей этих профессий. Для этого Абигнейл целенаправленно и систематически работал с информацией. В том, как он это делал, и заключается урок продаж:

   Я вёл тетрадь — тайный дневник, куда записывал выражения, технические сведения, разнообразные данные, имена, даты, места, телефонные номера, мысли и прочую информацию, которую считал необходимой или потенциально полезной.
   Она представляла собой журнал комбинаций, учебник, чёрный список, дневник и авиационную библию, и чем дольше я действовал, тем больше в ней появлялось записей. Одна из первых пометок гласит: «коридор планирования». Термин этот упомянули во время моего второго транзита, и я записал его, чтобы при случае выяснить значение. Коридор планирования оказался огнями, обозначающими посадочную полосу. Дневник пестрит сведениями разнообразнейшего рода, оказавшимися бесценными для моей мистификации. Если вы притворяетесь пилотом, полезно знать такие вещи, как расход топлива в полёте (7 500 литров в час), что самолёт, летящий на запад, придерживается чётных эшелонов — высот (20 тысяч футов, 24 тысячи футов и т. п.), а летящий на восток — нечётных (19 тысяч футов, 27 тысяч футов и т. п.), или что все аэропорты опознают по трехбуквенному коду (LAX, Лос-Анджелес; JFK — Кеннеди или LGA — Ла-Гуардия, Нью-Йорк и т. п.).
   Для серьёзного мошенника мелочи играют огромную роль. Имена всех членов экипажей, с которыми я познакомился, типы самолётов, на которых они летали, их маршруты, компании и базы вошли в тетрадку в числе полезнейших данных.
   Скажем, во время попутки на рейсе National.
   — Ребят, вы откуда?
   — Базируемся в Майами.
   Взгляд украдкой в дневник и:
   — Эй, а как дела у Рэда? Ведь кто-нибудь знает Рэда О’Дэя. Как поживает наш ирландец?
   Рэда О’Дэя знали все трое.
   — О, да ты знаком с Рэдом, а?
   — Ага, летал с ним пару раз на откидном. Классный парень!
   Подобные обмены репликами поддерживали мой образ пилота, заодно обычно предотвращая ненавязчивые перекрёстные допросы, которым я подвергался поначалу.
   Просто присматриваясь и прислушиваясь, я стал экспертом и в других вещах, положительно сказавшихся на моей роли. После второго полёта я уже всегда брал наушники послушать радиопереговоры, если предлагали, хотя многие пилоты предпочитают включать громкоговорители, избавляющие от необходимости надевать головные телефоны.
   Приходилось мне и немало импровизировать. Когда я летел на откидном в город, не имевший отношения к Pan Am, — к примеру, Даллас, — и не знал, какими мотелями или отелями пользуются авиаторы, я просто подходил к ближайшей билетной кассе.
   — Послушайте, я здесь жду чартера, прилетающего завтра. Где тут наши? — вопрошал я.
   И всегда получал в ответ одно или несколько названий ближайших мест постоя.

Рубрики: 

Леви-Стросс фотоблогерах

   Тем не менее, этот жанр повествования всегда встречает неизменно доброжелательное отношение, что для меня остается загадкой. Амазонка, Тибет, Африка просто затопили книжные магазины лавиной книг о путешествиях, отчетов об экспедициях, фотоальбомов, в которых желание добиться эффекта настолько преобладает, что читатель не в состоянии оценить степень значимости проведенных наблюдений. У него не возникает желания отнестись к ним критически; наоборот, он требует все больше подобной пищи и поглощает ее в огромных количествах В наше время путешественник — это профессия, причем суть этой профессии не в том, чтобы — как можно было предположить — после долгих лет обучения открывать до сих пор не известные факты, а лишь в том, чтобы преодолевать бесчисленные километры и накапливать бесконечное множество фотоснимков или кинокадров — разумеется, лучше всего цветных. Все это потом позволит несколько дней подряд собирать полный зал слушателей, которым пустые фразы и банальности покажутся чудесными откровениями лишь по той простои причине, что их автор, вместо того чтобы записать их, не сходя с места, преодолел для этого двадцать тысяч километров.
   Что же мы слышим на этих лекциях и вычитываем в этих книгах? Подробности о содержимом походных чемоданом, о проделках щенка ни палубе, а также обрывки поблеклых сведений, которые уже сто лет, вперемешку с анекдотами, повторяются на страницах учебников. Весь этот поток с изрядном долей цинизма использует наивность потребителей такого рода продукции, представляя ее как свидетельства и даже как оригинальные открытия.

Клод Леви-Стросс. Печальные тропики

Рубрики: 

Pages

Subscribe to RSS - Цитаты