Цитаты

Карл Рэут о психическом здоровье

Умственные отсталые больные научили меня больше, чем я смогу когда-нибудь рассказать. Их мир — это мир, в котором нет лицемерия; это царство, где улыбки — средство достижения вашей любви, а свет в глазах растопит ледяное сердце. Может быть, это способ Бога напомнить напомнить нам, что мир должен заново открывать свойства, которые умственно отсталые люди никогда не теряли!

Карл Дж. Рэут

Суровая правда о работе со СМИ

Хороший совет, вполне применимый и к работе с клиентами (а ведь СМИ — это тоже клиент):

Отношения со СМИ — всегда неравенство. В ваших отношениях со СМИ они в более выгодном положении, потому что могут дать вам рекламу. Когда ваш знакомый из СМИ не отвечает, не принимайте этого на свой счет. Они там действительно очень заняты. У представителей СМИ короткая память: если они взяли ваш материал, но вас нет в графике, они про вас забывают. Не уходите, когда ваш новый лучший друг отверг ваш материал. Постройте отношения на том, что вы можете стать для него источником информации. СМИ — прожорливая машина, ее надо кормить, вот и кормите.

Партизанское паблисити. Джей Конрад Левинсон и Ко. (Guerrilla Publicity, by Jay Conrad Levinson, Rick Frishman and Jill Lublin)

Шаманский тайм-менеджмент

Есть ли Шаман Владимира Серкина, нет ли Шамана Владимира Серкина — это науке неизвестно. Но несколько абзацев из книги «Хохот Шамана» вне зависимости от достоверности главного героя заслуживают медитации:

— Когда тебе надоедает заниматься каким — либо делом, ты или бросаешь его, или делаешь волевое усилие для продолжения.
— Естественно.
— Беда в том, что ты и бросаешь дело, и делаешь усилие неосознанно.
— Обычно я заставляю себя осознанно.
— Ты когда-нибудь делал выбор: «Бросить или сделать волевое усилие?»
— Нет, но я понимал необходимость продолжения.
— Необходимость — не выбор. Даже не совсем волевое усилие. Выбор делается без необходимости. Ты делал такой выбор?
— Трудно сказать.
— Выбор без необходимости сделать волевое усилие и есть аэродром подскока в твоих делах. Без него твой «самолет» не улетит дальше обычного радиуса.
— Чтобы развиваться нужны волевые усилия?
— Для дел. При развитии человека волевые усилия бывают и вредны?
— Как это?
— Когда человек напрягается, он становится жестче, консервативнее.
— Для развития себя нужно расслабиться?
— Разрешить себе изменяться, расти, понимать. А уж с этим или расслабиться или собраться — по ситуации.

— Если ты совершил действие, ты обязательно получаешь результат, хочешь ты этого или нет.
— Мистика какая — то.
— Мистика — совершить действие и думать, что ничего не будет. А совершить действие и знать, что обязательно последует результат — последовательный материализм.
— Но если мне не нужен результат?
— Не нужно было действовать.
— Люди могут действовать, не подумав или по ошибке.
— Результату все равно. Он наступит.
— Это плохо?
— Сам по себе результат нейтрален. Но если ты его не ждешь, он может разорвать цепочку твоих дел. Если ты не готов — он может быть опасен.
— Что же делать?
— Не делать ничего лишнего. Это лучшее лекарство от бестолковости.
— Но поисковая, сверхнормативная активность полезна эволюционно.
— Полезна для вида, для индивида — опасна. Ненаправленная активность разумных бывает опасна и для вида. Для разумных полезна разумная активность.
— Что делать, если ненужное действие уже совершено.
— Иногда помогает обратное действие, но редко.
— А что-нибудь помогает часто?
— Часто помогает прекращение ненужных действий. У человека, много энергии тратится на борьбу с последствиями его же ненужных действий. Если эта энергия не будет растрачиваться зря, человек начнет делать то, что нужно, и сможет одолеть многое.
— Как понять, какие действия нужны, а какие нет?
— Это — просто. Вернись к реальности и делай только то, что тебе действительно нужно.
— Я чувствую, но не могу позволить себе бросить текущие дела.
— Тогда сделай это постепенно.
— Как?
— Начни делать нужные дела, и со временем они сами вытеснят ненужные.

— Когда человек долго живет в привычной ситуации, он становится компетентным и заскорузлым. Его мышление деградирует, так как он не решает новых задач.
— Но он все более хорошо решает привычные задачи.
— Он их уже не решает, а обкатывает. Он «экономит» мышление, живя привычным образом. Потом он начинает избегать новых задач...
— Новые задачи нужны для мышления?
— Для всего: ума, тела, чувств.
— А тебе не тревожно?
— Конечно. Но этой тревоге нельзя дать перерасти в избегание нового.

— Вот опять. Когда ты сказал, я сразу это понял. Но сам не замечал. Что делать, чтобы замечать такие вещи самому?
— Попробуй для начала находить новые штрихи, детали в своих хороших знакомых, на привычном рабочем месте, в своей комнате...
— Что это даст?
— Когда научишься, продолжим эту тему.

Владимир Серкин. Хохот Шамана

Урок продаж Фрэнка Абигнейла

Кто такой Фрэнк Абигнейл (Frank W. Abagnale)? Автор и герой книги (а также одноименного фильма) «Поймай меня, если сможешь» (Catch Me if You Can). В 1960-е годы Абигнейл обналичил фальшивых чеков на общую сумму 2,5 млн долларов. Но совсем не этому он мог бы поучить сегодняшних продавцов. Фрэнк не просто выдавал себя за пилота авиалиний, профессора социологии, врача и адвоката, он вызывал доверие настоящих представителей этих профессий. Для этого Абигнейл целенаправленно и систематически работал с информацией. В том, как он это делал, и заключается урок продаж:

   Я вёл тетрадь — тайный дневник, куда записывал выражения, технические сведения, разнообразные данные, имена, даты, места, телефонные номера, мысли и прочую информацию, которую считал необходимой или потенциально полезной.
   Она представляла собой журнал комбинаций, учебник, чёрный список, дневник и авиационную библию, и чем дольше я действовал, тем больше в ней появлялось записей. Одна из первых пометок гласит: «коридор планирования». Термин этот упомянули во время моего второго транзита, и я записал его, чтобы при случае выяснить значение. Коридор планирования оказался огнями, обозначающими посадочную полосу. Дневник пестрит сведениями разнообразнейшего рода, оказавшимися бесценными для моей мистификации. Если вы притворяетесь пилотом, полезно знать такие вещи, как расход топлива в полёте (7 500 литров в час), что самолёт, летящий на запад, придерживается чётных эшелонов — высот (20 тысяч футов, 24 тысячи футов и т. п.), а летящий на восток — нечётных (19 тысяч футов, 27 тысяч футов и т. п.), или что все аэропорты опознают по трехбуквенному коду (LAX, Лос-Анджелес; JFK — Кеннеди или LGA — Ла-Гуардия, Нью-Йорк и т. п.).
   Для серьёзного мошенника мелочи играют огромную роль. Имена всех членов экипажей, с которыми я познакомился, типы самолётов, на которых они летали, их маршруты, компании и базы вошли в тетрадку в числе полезнейших данных.
   Скажем, во время попутки на рейсе National.
   — Ребят, вы откуда?
   — Базируемся в Майами.
   Взгляд украдкой в дневник и:
   — Эй, а как дела у Рэда? Ведь кто-нибудь знает Рэда О’Дэя. Как поживает наш ирландец?
   Рэда О’Дэя знали все трое.
   — О, да ты знаком с Рэдом, а?
   — Ага, летал с ним пару раз на откидном. Классный парень!
   Подобные обмены репликами поддерживали мой образ пилота, заодно обычно предотвращая ненавязчивые перекрёстные допросы, которым я подвергался поначалу.
   Просто присматриваясь и прислушиваясь, я стал экспертом и в других вещах, положительно сказавшихся на моей роли. После второго полёта я уже всегда брал наушники послушать радиопереговоры, если предлагали, хотя многие пилоты предпочитают включать громкоговорители, избавляющие от необходимости надевать головные телефоны.
   Приходилось мне и немало импровизировать. Когда я летел на откидном в город, не имевший отношения к Pan Am, — к примеру, Даллас, — и не знал, какими мотелями или отелями пользуются авиаторы, я просто подходил к ближайшей билетной кассе.
   — Послушайте, я здесь жду чартера, прилетающего завтра. Где тут наши? — вопрошал я.
   И всегда получал в ответ одно или несколько названий ближайших мест постоя.

Сколько вариантов решений предлагать клиенту?

Отвечает: Эдуард Морадпур, президент и креативный директор рекламного агентства Euro RSCG Moradpour:

Клиенты не хотят рисковать. Они убивают самые креативные идеи. Вопрос не в талантах. Хорошую идею, которая может выиграть Гран-при, может придумать и копирайтер-юниор. Еще проблема в позиции менеджмента агентств. Они считают, что должны продать клиенту идею, неважно — сильную или слабую, главное — продать. «Сделаем, как хочет клиент». Но это позиция слабого агентства. Сильные говорят: «Мы думаем так, так и сделаем». Я за то, чтоб приходить к клиенту с одной идеей, а не с тремя или четырьмя. Вы когда идете к врачу, он же не скажет: «У вас может быть три болезни. Первое лекарство такое, второе такое, а третье такое. Какое вы хотите?» Я хочу, чтобы врач мне сказал: «Я сделал диагноз. Вот ваша болезнь, а вот ваше лекарство». В рекламе тоже самое. От нас ждут ответы, а не задачи. А часто думают: ну, давайте сделаем три кампании, может, одна понравится. А я заметил, что во все тендеры, где мы выиграли, была представлена одна кампания. Ведь в нее была направлена вся энергия.

Цит. по книге Владислава Васюхина «Креативная кухня»

Тайм-менеджмент Александра Меня

Даже у такого закоренелого атеиста, как я, масштаб личности Александра Меня вызывает уважение. За свою рано и насильно оборванную жизнь Мень успел сделать многое. Знавший его Алексей Алексенко вспоминает:

Хотя вот это ощущение праздника, с которого я начал, было, конечно, слегка мистическим. Это было трудно себе представить: пишет человек уйму книг, готовит какие-то лекции, в промежутке что-то переводит с английского и сам делает аудиокнигу на кассете (это был роман Грэма Грина «Сила и слава»), служит в храме, мастерит слайдофильмы, встречается с уймой каких-то искателей истины разной степени бестолковости, ну и, как мы уже отмечали, надо быть в курсе новинок научной фантастики... Но при этом он приходит к вам, сидит со стаканом чая, и как-то так сидит, как будто у него в запасе все время во Вселенной, как будто это не 15 минут, а вечность выделена ему на этот чай и неторопливые байки, будто время уже кончилось и «моря больше нет». Я не видел с тех пор человека, который бы так умел растягивать время покоя и таким покоем его наполнять. Не хватаясь за айфон или айпад, не проверяя мейл и комменты. Уверен, что если бы о. Александр дожил до эры соцсетей, были бы у него аккаунты везде, но вряд ли кто-нибудь застукал бы его за этим суетливым занятием.

Как Александр Мень организовывал свою жизнь, я прочел у Владимира Леви в книге «Вагон удачи». Леви цитирует Меня из частной переписки и разговоров:

«Я мальчишкой еще, слава Богу, догадался, что жить надо крупно. Крупно и просто. Не усложнять, не мельчить жизнь, не дробить — она и так на клочки раздираема... В делах своих, в побуждениях, в ценностях — все надо соединять. Соединяй и властвуй!»

«Как ты столько успеваешь?» — допытывался я (и не один я). — «Да сколько столько?.. Я одним делом всю жизнь занимаюсь. И не я его делаю, а оно меня... Дело — дерево: один ствол на корнях, дальше ветви и ветки, мельче и мельче... Задачи разветвляются на дела, дела на делишки — как кровообращение: от сердца до капилляров.»
— «Сколько же у тебя самых крупных ветвей — главных проектов?» — «На каждый обозримый период стараюсь держать не больше пяти, как пальцев на руке, притом только одна работа главная, как большой палец, а остальные сопутствующие, но их сумма по значимости примерно равна основной... Стараюсь соблюдать иерархию — отличать делишки от дел, дела от задач, задачи от Цели: если низшее наезжает на высшее, а не служит ему — к ногтю...
Все, в общем, просто. Но конечно, энтропия взимает налог, зряшные потери все равно происходят...
Если в пределах примерно одной пятой от времени в целом — еще ничего... Когда человек вполне ясно себе представляет, к чему стремится, то всегда знает, чего хотеть в каждый миг, что предпочесть, от чего отказаться, в этом случае время само себя бережет...»

В беседе за чаем невзначай вывел однажды формулу успеха в любом деле: «Концентрация минус сопли». — «Концентрация — понятно, а вот что такое сопли?» — поинтересовался я. — «Сопротивление личности, собственной личности сопливое сопротивление».

«Стараюсь делать лишь то, что кроме меня — никто. Если есть умеющий лучше, отдаю это ему...»

«Мы всегда живем на грани смерти... Как мало надо человеку, чтобы нитка его жизни оборвалась. На это нужно привыкнуть смотреть без излишнего страха, но с полным осознанием. Ясная мысль о бренности жизни — не повод опускать руки, а повод ценить каждое мгновение... жить не в мечтах о завтра, а жить сегодня, сейчас, переживая жизнь полноценно и полнокровно...»

Хазрат Инайят Хан о медиации

... может быть две музыкальные ноты, которые совершенно различны, но если вы добавите некую третью ноту, они составят аккорд. Таким образом, два человека могут не быть гармоничны, но третий создает гармонию между ними.

Хазрат Инайят Хан. Алхимия счастья

Нёльке о «недоиспользовании» мозга

Когда я слышу, что среднестатистический представитель популяции Homo sapiens использует мозг на 10%, я понимаю, что в данный момент времени заявитель не использует свой мозг вообще. По-немецки тактичный Матиас Нёльке формулирует мягче и гуманнее:

Многие защитники теории бессознательного говорят также о том, что мы используем свое сознание только на 10%.

Этот аргумент просто абсолютная чепуха. Некоторые процессы всегда остаются неосознанными, а их результаты — «вытесненными». Если кому-то бессознательные процессы станут известны, то «лучше думать» он все равно не сможет, не говоря уже о том, что «железный» закон эволюции опровергает такое мнение: если бы мы на самом деле использовали только десятую часть нашего мозга, он неизбежно вернулся бы в прежнее состояние и уменьшился до размеров этой десятой части, которой мы якобы пользуемся.

Матиас Нёльке. Учимся принимать решения

Альфред Норт Уайтхед об обучении

Какими бы подробностями вы не пичкали своих студентов, едва ли они встретятся с этим в реальной жизни; но даже, если это случится, скорее всего они не вспомнят, чему вы их учили. Действительно ценным является изучение нескольких общих принципов и понимание, как применить их в самых разнообразных ситуациях. Позднее студенты забудут детали, но их здравый смысл подскажет им, как поступить в конкретных обстоятельствах.
Альфред Норт Уайтхед

Whatever be the detail with which you cram your students, the chance of their meeting in after-life exactly that detail is infinitesimal; and if they do meet it, they will probably have forgotten what you taught them about it. The really useful training yields a comprehension of a few general principles with a thorough grounding in the way they apply to a variety of concrete details. In subsequent practice the students will have forgotten your particular details; but they will remember by an unconscious common sense how to apply principles to immediate circumstances.
Alfred North Whitehead. The Aims of Education and Other Essays

Дао лидера

Новички требуют новых теорий и технических приемов, покуда их ум не загромоздится возможностями выбора. Продвинутые ученики забывают свои возможности выбора. Они позволяют теориям и техническим приемам, которые они учили, отойти на задний план. Учитесь очищать свой ум. Учитесь упрощать свою работу. По мере того, как вы будете все менее и менее полагаться на ваше знание о том, что именно делать, ваша работа будет становиться все более направленной и более могущественной.