Цитаты

Теория относительности Муми-троля

Теперь все часы снова шли — Муми-троль завел их во всем доме, чтобы не чувствовать себя таким одиноким. Но так как счет времени он утратил, то поставил часы на разное время — может, какое-нибудь и окажется правильным.

Туве Янсон. Волшебная зима

Пример ОБС-формул

Рожденный спортивной психологией метод Оптимального боевого состояния (ОБС) хорошо подходит для психологической подготовки к презентациям, переговорам и пресловутым холодным звонкам потенциальным клиентам. Описание физического и эмоционального состояния с определением фокуса внимания помогает быстро включить необходимое настроение. В отличие от аутотренинга метод предельно прост для понимания и освоения.

Юрий Никифоров в своей книге «Эффективность тренировки боксеров» дает хороший пример формул ОБС, эволюционирующих от развернутого «заговора» до одной единственной фразы.

Приведем первоначальные формулы ОБС одного из боксеров:

  1. Все тело легкое — сильное... упругое...
  2. Все мышцы наполняются энергией...
  3. Энергия переполняет меня!..
  4. Удар резкий... быстрый...
  5. Ноги легкие...
  6. Слегка взволнован...
  7. Чувствую легкий мандраж...
  8. Ощущаю щекот в деснах...
  9. Спокойная боевая уверенность...
  10. Бой начать с разведки...
  11. Внимательно следить за правой рукой противника...
  12. Навязать свою манеру: темп, темп, темп!

Первые пять формул относятся к физическому компоненту, следующие четыре — к эмоциональному, а последние три — к мыслительному.

Через полгода, после проверки формул на тренировках и соревнованиях, они приняли следующий вид:

  1. Я весь заряжен энергией!
  2. Удар резкий... быстрый...
  3. Ощущаю щекот в деснах...
  4. Навязать свою манеру!

Как выяснилось, у этого боксера ведущими являются эмоциональный компонент и весьма своеобразное ощущение, связанное с ним, которое он выразил как «щекот в деснах». Стоило ему почувствовать это ощущение, как сами собой возникали все остальные. Поэтому впоследствии ему удавалось входить в ОБС с помощью одной этой формулы.

Составляя формулы, спортсмены должны применять свои выражения, даже если они звучат для других весьма странно. Главное, чтобы формулы точно отражали нужные ощущения и быстро вызывали их.

Миссия компании по Дилберту

Если ваши подчиненные производят изделия низкого качества, которые никакое психически нормальное лицо не купит, это проблему часто можно смягчить, проводя множество совещаний с целью обсудить декларацию миссии фирмы.
Формальное определение декларации миссии таково: длинное неуклюжее предложение, которое демонстрирует неспособность руководства к ясному мышлению. Ее имеют все уважающие себя учреждения.

Скотт Адамс. Принцип Дилберта

Важнейший из языков

Нассим Талеб в «Одураченных случайностью» пишет:

Я не «носитель» математического языка, я не могу говорить на нем, как на родном, скорее в моей речи чувствуется иностранный акцент. Математические вопросы меня интересуют не сами по себе, а только для решения прикладных задач, в то время как математики скорее занимаются развитием самой науки (придумывая и доказывая теоремы). Я не могу концентрироваться на решении уравнений, пока какая-то реальная задача (с легкой примесью жадности) не послужит мотивирующей силой. Поэтому многому я научился благодаря торговле производными ценными бумагами (теорию вероятности меня заставили изучать опционы). В обычной жизни многие увлеченные игроки — люди весьма посредственного ума, но благодаря своей необузданной жадности они приобретали выдающиеся способности считать карты.

К моему сожалению, я не могу говорить на языке математики даже с акцентом. К большому сожалению, ведь

   Вопреки мнению, широко распространённому среди далёких от науки людей, математика не являет собой законченное и совершенное здание. Это наука и, кроме того, искусство; свойственные математике критерии всегда в той или иной степени носят эстетический характер. Одной только истинности теоремы ещё недостаточно для того, чтобы считать её достойной занять место в математике. Она должна быть «полезной», «интересной» и «красивой». А поскольку ощущение красоты субъективно, остаётся только удивляться, какое единодушие проявляют обычно математики в своих эстетических оценках.
   В одном отношении математика стоит особняком среди других наук: никакой её результат не может быть зачёркнут дальнейшим развитием науки. Однажды доказанная теорема уже никогда не станет неверной, хотя впоследствии может выясниться, что она является лишь тривиальным частным случаем какой-то более общей истины. Математические знания не подлежат пересмотру, и общий их запас может лишь возрастать.
   ... Хотя разнообразие математических объектов в наше время огромно, сам математический метод остался таким же, каким был всегда: сначала постулируется или молча принимается небольшое число аксиом, а затем путём повторного применения определённых правил (математической логики) строится теория, т. е. совокупность теорем, описывающих свойства и отношения между объектами, удовлетворяющими этим аксиомам. Воскресни сегодня такие математики, как Архимед, Евклид или Ньютон, они могли бы растеряться от обилия понятий, интересующих современных математиков, однако наши методы они нашли бы вполне понятными и знакомыми.
Марк Кац, Станислав Улам. Математика и логика

P. S. Романтик может сказать, что важнейший из языков — это язык любви. Извечный спор физиков с лириками. Ставлю на физиков из Google, Tesla и  Wall st.

Кларксон о продавцах-умниках

На этой неделе я провел полчаса в компьютерном магазине, и лишь когда продавец попрощался со мной, я понял, что до этого он разговаривал по-английски, а не по-норвежски. Я не знаю, что такое DOS. Не знаю, сколько мегабайт в «Маке», а даже если бы и знал, то не мог бы сказать, много это или мало. Они говорят, что мне нужно больше оперативной памяти. Вот же черт. В этом, конечно же, нет ничего плохого. Представители любой группы единомышленников всегда изобретают свой собственный язык, чтобы неполноценные типы вроде меня не смогли их понять. Когда между собой разговаривают полицейские, невозможно понять ни слова. Они называют машины «транспортным средством» и не ходят, как все, а «следуют». Не лучше дело с медиками, а с адвокатами вообще тушите свет. А еще есть целый мир кино и телевидения. Я знаю, что такое «вертикальная развертка», а вы нет, поэтому я лучше и умнее вас.

Джереми Кларксон. Автомобили по Кларксону

История одной мистификации, или Рассказы Саши Лебедева

В книге Николая Козлова «Истинная правда, или Учебник психолога по жизни» есть глава, написанная Александром Лебедевым. Я позволю себе опубликовать эту главу у себя на сайте, она стоит вашего внимания.

Igor Vasilevsky чт, 10/19/2017 - 19:48

Александр Веригин о рекламе

Генерал-адъютант Александр Иванович Веригин в конце XIX века писал:

Реклама действительно и хорошо встречается только тогда, когда она идет с чем-либо серьезным и полезным, когда она не механически, криком, а по существу выделяет товар из множества однородных и когда, наконец, она говорит что-нибудь мысли, любознательности, доброму чувству или интересу читателя.

Примечательно, что в начале XXI века эти слова нисколько не потеряли своей актуальности.

Бизнес-кейс от Александра Грина

Как вы думаете, насколько успешным сегодня был бы ресторан, описанный Александром Грином в романе «Дорога никуда» в 1930 году?

Лет двадцать назад в Покете существовал небольшой ресторан, такой небольшой, что посетителей обслуживали хозяин и один слуга. Всего было там десять столиков, могущих единовременно питать человек тридцать, но даже половины сего числа никогда не сидело за ними. Между тем помещение отличалось безукоризненной чистотой. Скатерти были так белы, что голубые тени их складок напоминали фарфор, посуда мылась и вытиралась тщательно, ножи и ложки никогда не пахли салом, кушанья, приготовляемые из отличной провизии, по количеству и цене должны были бы обеспечить заведению полчища едоков. Кроме того, на окнах и столах были цветы. Четыре картины в золоченых рамах являли по голубым обоям четыре времени года. Однако уже эти картины намечали некоторую идею, являющуюся, с точки зрения мирного расположения духа, необходимого спокойному пищеварению, бесцельным предательством. Картина, называвшаяся «Весна», изображала осенний лес с грязной дорогой. Картина «Лето» — хижину среди снежных сугробов. «Осень» озадачивала фигурами молодых женщин в венках, танцующих на майском лугу. Четвертая — «Зима» — могла заставить нервного человека задуматься над отношениями действительности к сознанию, так как на этой картине был нарисован толстяк, обливающийся потом в знойный день. Чтобы зритель не перепутал времен года, под каждой картиной стояла надпись, сделанная черными наклейными буквами, внизу рам.