Наука

Античный тайм-менеджмент

Не перестаю удивляться-восхищаться результативностью деятельности ученых былых времен. Возьмем, например, римского (греческого происхождения) медика и философа Галена (129 или 131 год — 199 или 217 год). Галеном написано свыше 400 трактатов по философии и медицине (сохранилось около 100). Детально разработанная им система представлений об организме человека изучалась медиками еще в XIX веке. И такая эффективность при активной врачебной практике. И при отсутствии компьютеров, интернета и книг по тайм-менеджменту. Вот, к кому я бы сходил на тренинг.

Пауль Блум о советах психологов

На самом деле, практическая польза от психологии минимальна. Советы психологов насчет управления обществом, борьбы с криминалом, образования и воспитания детей — в лучшем случае всего лишь проявление здравого смысла. Меня умиляет распространенное убеждение в том, что ребенка нужно окружать социальными и когнитивными стимулами в первые три года жизни, иначе контакта с ним не установить никогда. Родителям предлагают давать младенцам слушать музыку Моцарта, не водить своих чад в детские сады и, главное, не разлучать мать с ребенком в первые часы его жизни. Единственная позитивная сторона подобных рекомендаций — это их недолговечность. Если вам не нравятся ученые советы по поводу того, как воспитывать детей, чему их учить, как с ними обращаться, подождите, через пару лет психологи начнут говорить что-нибудь другое.

Пауль Блум. К теории морального развития

P. S. Пауль Блум — профессор психологии в Йельском университете.

P. P. S. Цитата взята из сборника статей «Будущее науки в XXI веке». Познавательное и, не побоюсь этого слова, вдохновляющее чтение.

Ричард Фейнман о прогнозах

Обычно думают, что недетерминированность, невозможность предсказать будущее — это особенность квантовой механики, и именно с ней связывают возникновение представлений о свободе воли и т. д. Но если бы даже наш мир был классическим, т. е. если бы законы механики были классическими, все равно из этого не следует, что те же или какие-то аналогичные представления не возникли бы. Да, конечно, с точки зрения классики, узнав местоположение и скорость всех частиц в мире (или в сосуде с газом), можно точно предсказать, что будет дальше. В этом смысле классический мир детерминирован. Но представьте теперь, что наша точность ограничена и что мы не знаем точно положение только одного из атомов; знаем, скажем, его с ошибкой в одну миллиардную. Тогда если он столкнется с другим атомом, неопределенность в знании его координат после столкновения возрастет. А следующее столкновение еще сильней увеличит ошибку. Так что если сначала ошибка и была еле заметной, то все равно вскоре она вырастет до огромнейшей неопределенности. Вот вам пример: вода, падая с плотины, брызжет во все стороны. Подойдите поближе, и на ваш нос тоже упадет несколько брызг. Это кажется совершеннейшей случайностью, хотя поведение воды может быть предсказано на основе чисто классических законов. Точное положение всех капель зависит от мельчайших колебаний потока воды перед плотиной. Но как оно зависит? Еле заметные нерегулярности в падении воды усиливаются и приводят к полной случайности движений. Ясно, что мы не можем по-настоящему предвидеть положение капель, если не знаем движения воды абсолютно точно.

Ричард Фейнман. Лекции по физике

P. S. Обратите внимание, что слова выдающегося физика и Нобелевского лауреата относятся к миру физических систем, в системах социальных предсказуемости еще меньше. Бабочка от смокинга, забытая в Айове, может сорвать переговоры в Индонезии, что вызовет финансовое цунами во всем мире.

Никола Тесла — гений, шарлатан или инопланетянин?

В последние годы появилось также множество публикаций, и даже телефильмов, по тупости продюсеров называемых «документальными», посвященных феноменальным секретным изобретениям Теслы. Формулировки принципов этих изобретений не могут не вызвать ощущения, что читателя и зрителя заведомо считают круглым идиотом и, во всяком случае, так же феноменально необразованным двоечником.

Петр Образцов. Никола Тесла. Ложь и правда о великом изобретателе

Что может привлечь внимание скучающего обывателя? Ответ знает даже начинающий журналист: сенсация, скандал, страх, секс, смерть. Фигура гениального изобретателя Николы Тесла настолько значима и противоречива, что безграмотные и/или безответственные деятели пера и объектива просто не смогли пройти мимо. В итоге Тесла-миф затмил реального Николу Тесла. С именем сербского изобретателя скорее связывают не явление вращающегося магнитного поля или люминесцентные лампы, а пресловутый «Филадельфийский эксперимент» и Тунгусский метеорит. Книга популяризатора науки Петра Образцова расставляет точки над «i». Рекомендуется к прочтению как любителям истории электротехники, так и верующим в «повелителя Вселенной Николу Тесла».

«Физика для будущих президентов»

Уяснив принципы, заложенные в основу сложной техники, и поняв физику, вы навсегда избавитесь от страха.

Ричард А. Мюллер. Физика для будущих президентов

Приятно читать умного человека. Особенно физика. Тем более, если этот физик может объяснять сложные вещи простыми словами. Автор книги «Физика для будущих президентов» Ричард Мюллер в более чем доступной форме делится взглядом ученого на такие «горячие» темы как терроризм, энергетика, исследования космоса и глобальное потепление.

Расхожей фразе «От многой мудрости много скорби, и умножающий знание умножает печаль» нет места в XXI века (а разве когда-нибудь было?). Причина катастроф не наука, как утверждают некоторые, а невежество этих «некоторых». Знакомство с научной картиной мира было бы полезно не только президенту, но и кухарке, которая пусть и не мечтает управлять государством, но имеет право голоса. Я бы начал именно с будущих «кухарок», ведь образованный избиратель не проголосует за уголовника (sic!) и невежду.

P. S. А вы тоже думаете, что невесомость на орбитальной станции вызвана снижением силы притяжения Земли?

О стратегических ошибках

Стратегия — это гипотеза, предположение, никак не догма, высеченная в камне. Поэтому и по мере приобретения нового опыта стратегия претерпевает изменения. Мне кажется, полезно знать, как относятся к ошибкам в своих гипотезах ученые:

В самом деле, физик, открывший явление, несогласное с его гипотезой, должен бы радоваться, что ему удалось напасть на нечто новое и неожиданное. Он серьезно обдумал свою гипотезу, принял во внимание все известные ему факторы, входящие, по его мнению, в данную группу явлений; и вдруг гипотеза не подтверждается; естественно заключить отсюда, что мы напали на нечто совсем новое, нашли новый путь открытий.
Анри Пуанкаре

Всегда полезно поразмыслить над ошибками, сделанными великими умами, поскольку они часто имели серьезные основания для того, чтобы их сделать, и поскольку эти великие умы всегда обладают проникновенной интуицией, возможно, что их утверждения, сегодня рассматриваемые как ошибочные, завтра окажутся истинными.
Луи де Бройль

В чем «секрет» гениальных ученых?

Прочел несколько биографий известных ученых: Аль-Бируни, Анри Пуанкаре, Альберта Эйнштейна, Роберта Вуда. Хотел понять, каковы причины их поразительной результативности. Сделал для себя вывод, что рецепт научного успеха заключается в сочетании исключительного любопытства и дисциплинированности мышления. Есть, к чему стремиться и на кого равняться.

Сам Эйнштейн писал:

Главное в жизни человека моего склада заключается в том, что он думает и как он думает, а не в том, что он делает или испытывает.

Кемпинский. Психология шизофрении

Шизофрению часто называют королевской болезнью. Речь при этом идет не только о том, что она часто поражает умы выдающиеся и тонкие, но также и о ее невероятном богатстве симптомов, позволяющем увидеть в катастрофических масштабах все черты человеческой природы. Потому описание шизофренических симптомов оказывается неизмеримо трудным и всегда наивысшим и наиболее рискованным критерием психической проницательности.

Антон Кемпинский. Психология шизофрении

Книга известного польского психиатра Кемпинского — это путешествие. В удивительный и пугающий внутренний мир больных шизофренией. Читая книгу, сложно избавиться от мысли, что здоровый человек здоров относительно. Так, с одной стороны, своими чувствами и поведением больной гротескно напоминает здорового человека. С другой, переживания шизофреника под новым углом раскрывают психологию «здорового» человека:

Отрицательной же стороной этого размена «на мелочь» является притупление чувственной, моральной, эстетической и интеллектуальной впечатлительности. Здесь действует принцип перспективы. Мелкие дела в силу их близости преувеличиваются и заслоняют значительность вещей действительно существенных в жизни человека. Возникает ложная, в определенном смысле бредовая, картина жизни, и если она таковой не считается, то лишь потому, что разделяется большинством людей, по крайней мере, составляет содержание их коммуникации. Ибо не существует вполне адекватного способа выражения того, что в действительности человек чувствует, но легко выразить вещи обычные и повседневные (язык больше приспособлен к «разменной монете», а не к выражению моральных ценностей). Трудно затронуть людей своими переживаниями, трагедиями, мечтаниями. «Разменно-монетный» образ действительности оказывается социально принятым и заменяет действительный. Кто отвергает этот образ, не заботится о средствах существования, принятых формах общения, профессиональных амбициях, мелких успехах, но задумывается о смысле своей жизни, подлинной картине действительности, сохраняет верность своим мечтам юности, большим чувствам, тот легко получает ярлык шизофреника. Но пытаясь объективно оценить подлинность картины мира, можно было бы долго ломать голову, какой из них отдать предпочтение, чей образ мира более адекватен: человека, который всю свою жизнь посвятил реализации своих амбиций, не видя в жизни ничего, кроме служебного продвижения, повышения своего социального статуса, денег, секса и т. п., или того человека, который отвергает поверхностную сторону жизни, а ищет подлинный ее смысл, этому готов посвятить свою жизнь.

Глубина понимания Кемпинским больных шизофренией поражает. В годы Второй мировой войны автор был узником концлагеря, возможно, это определило ту степень уважения, с которой Кемпинский относится к «узникам» шизофрении:

Важным элементом отношения к больному является уважение. Пациента нельзя рассматривать только как больного, т. е. как человека, который сошел с обычного человеческого пути. Необходимо смотреть на его мир с удивлением и уважением. Этот мир может быть для нас странным, поражающим, иногда смешным, но он имеет, однако, в себе что-то великое; в нем идет борьба человека с самим собой и своим окружением, идет поиск собственного пути; это — мир, в котором проявляется то, что есть наиболее человеческое в человеке. Следует, однако, помнить, что мы немногое понимаем из того, что переживает больной, что до нашего сознания доходят только фрагменты его мира, что за внешней экспрессией пустоты или кататонического возбуждения могут скрываться необычайно богатые переживания. Когда мы лучше узнаем больного, то в его переживаниях нередко находим собственные скрытые фантазии, подавленные чувства, вопросы, на которые мы не сумели найти ответы и которые с течением времени перестали нас мучить. Больной становится все более близким нам, ибо помогает лучше познать самих себя.

Книга сильная, но сложная, и в отсутствие времени и сил рекомендую прочесть главу «Структура».

Может ли ученый верить в бога?

У сердца свой порядок, у разума — свой, основанный на правилах и доказательствах. У сердца порядок другой. Вы не станете доказывать, что вас следует любить, рассуждая по порядку о причинах любви; это было бы смешно.

Блез Паскаль

Может ли профессиональный футболист на досуге сыграть в хоккей? А почему бы и нет? Но с клюшкой в руках он перестает быть футболистом и становится (плохим или хорошим) хоккеистом.

Может ли ученый быть верующим человеком? Безусловно. Не вижу противоречий. В лаборатории человек строит модели и ищет доказательства, в церкви он надеется и верит. Само наличие верующего в бога ученого не говорит ни о чем другом, кроме того, что ученые — тоже люди, ничто человеческое им не чуждо, в том числе и желание чуда. Вот только авторитет абстрактного ученого распространяется исключительно на сферу его профессиональных интересов, а его мнение на темы кулинарии или религии имеет под собой не больше оснований, чем мнение абстрактного обывателя по этим же вопросам. Также надо понимать, что диплом и должность ничего не говорят о профессиональном уровне конкретного специалиста. Шарлатанов среди научной братии всегда было предостаточно.

Альберт Эйнштейн в своем эссе «Наука и религия» отводит религии важную роль. Наука помогает понять, как устроен мир, но не дает ответа на вопрос, как этим знанием следует воспользоваться. В своем эссе Эйнштейн пишет, что благотворная роль религии может заключаться в разъяснении смысла «конечных фундаментальных целей». Чтобы реализовать эту миссию, по мнению ученого, религия должна отказаться от идеи существования всемогущего, справедливого и всеблагого личностного Бога. Иначе вся ответственность за человеческие поступки остается лежать на всемогущем существе. Эйнштейн пишет: «В своей борьбе за этическое добро, учителя от религии должны иметь мужество отказаться от доктрины Бога как личности, то есть отказаться от этого источника страха и надежды, который в прошлом дал такую всеобъемлющую власть в руки служителей церкви».

Тут гениальный физик демонстрирует детскую наивность в религиозных вопросах. Религия, которая (как конфуцианство) откажется от доктрины личностного бога потеряет свой статус и силу. В первую очередь, такая религия не нужна религиозным функционерам: перестав быть представителями и посредниками бога на земле, они превратятся в мужиков в платьях и дорогих автомобилях. Во вторую очередь, такая религия не нужна самим верующим: исчезнет надежда на Шару.

Итого: своей жизни человек может играть роль ученого, верующего, мужа, отца, посетителя МакДональдза и тысячу других ролей. Но не все сразу. И не все одинаково хорошо.

Igor Vasilevsky сб, 10/14/2017 - 18:54