Об этике и эстетике

Фильм Эдварда Цвика «Последний самурай» (The Last Samurai) произвел на меня сильное впечатление. Труд костюмеров, операторская работа Джона Толла, музыка Ханса Циммера и игра Кэна Ватанабэ складываются во впечатляющее действо. История о том, как капитализм бесцеремонно разрушает вековые традиции, вызывает сочувствие и симпатии к гордым и бесстрашным самураям. В основе фильма лежат реальные события, но есть кое-что важное, оставшееся за кадром.

До середины XIX столетия Япония представляла собой отсталую аграрную страну. С 1636 года попытка покинуть пределы государства каралась смертью. Даже жители разных регионов не могли торговать друг с другом. Существовали многочисленные запреты и ограничения, препятствующие развитию предпринимательской деятельности и накоплению капитала. Политика «разделяй и властвуй» помогала сёгуну более двух веков удерживать единоличную власть над страной. Жизнь простого человека ничего не стоила. Достаточно сказать, что самурай имел право опробовать клинок новой катаны на прохожем.

Реставрация Мэйдзи открыла дорогу частному предпринимательству и на протяжении жизни одного поколения вывела Японию в число стран с развитой экономикой. Свободная торговля одержала верх над закрытостью и косностью. Жертвой этой победы стала изящная и гармоничная «экосистема» самураев. Но, будь я не самурайского сословия, то выбирая между протестантской этикой и самурайской эстетикой, я безусловно выбрал бы первое. Несмотря на свое восхищение текстом «Хагакурэ».

Может показаться странным, но Куба ассоциируется у меня с Японией. И не потому, что это тоже островное государство. Сегодняшняя Куба, как когда-то Япония, является закрытой страной, подчиненной власти сёгуната Кастро. В сердцах левых образ Острова Свободы рождает ностальгию об ушедшей эпохе и преждевременную скорбь «о Кубе, которую они потеряют, когда режим падет». В их словах будущая Куба предстает счастливым и невинным созданием в руках жадного и циничного дельца. Скорее всего, так и будет: пятизвездочные отели, супермаркеты, современные автомобили и разгул потреблятства. Но, я думаю, если простого кубинца поставить перед выбором протестантской этики или советской эстетики, он выберет первое. Второе хорошо для туриста.