Образование

Где находятся истоки европейской цивилизации?

Точно не в христианстве. Разумеется, христианство оказало серьезное влияние на ход европейской истории. Вспомнить хотя бы Святую инквизицию. Но родилась современная Европа в Греции, и вот как об этом пишет в очерке «Эволюция и сущность атомного века» классик естествознания Макс Бор:

В этот первый, естественный, период истории Европа не играла какой-то особой роли, которая позволяла бы отличить ее от других континентов: у нее были свои войны и мирные договоры, свои короли и герои, свои конституции и революции, философии, религии, искусства и науки, а также все, что обычно им сопутствует. Лишь один феномен возвысил в то время Европу над хаотическим потоком событий всемирной истории — появление греков. Это они породили свободное независимое мышление, стремящееся к изучению природы, мира вне всякой связи с непосредственными практическими потребностями. Именно это привело к новым, глубоким открытиям в математике и естественных науках. Сделанные тогда открытия были погребены в последующие века, но они были снова обнаружены тысячу лет спустя, когда в Европе начался подлинный расцвет.

Учить язык играючи

Выучить язык в детском возрасте проще. Не знаю всех тому причин, но думаю, что не последнюю роль в этом играет характер изучения языка ребенком. Ребенок играет языком. Не просто запоминает слова и правила, а слушает чужую речь, анализирует ее и экспериментирует. На это указывают частые ошибки в детской речи. Это для взрослого уха они ошибки, а с детской точки зрения — это результат творческого применения «изученного» материала. Играя в язык, дети могут преподать взрослым, изучающим иностранный язык, полезный урок.

Альфред Норт Уайтхед об обучении

Какими бы подробностями вы не пичкали своих студентов, едва ли они встретятся с этим в реальной жизни; но даже, если это случится, скорее всего они не вспомнят, чему вы их учили. Действительно ценным является изучение нескольких общих принципов и понимание, как применить их в самых разнообразных ситуациях. Позднее студенты забудут детали, но их здравый смысл подскажет им, как поступить в конкретных обстоятельствах.
Альфред Норт Уайтхед

Whatever be the detail with which you cram your students, the chance of their meeting in after-life exactly that detail is infinitesimal; and if they do meet it, they will probably have forgotten what you taught them about it. The really useful training yields a comprehension of a few general principles with a thorough grounding in the way they apply to a variety of concrete details. In subsequent practice the students will have forgotten your particular details; but they will remember by an unconscious common sense how to apply principles to immediate circumstances.
Alfred North Whitehead. The Aims of Education and Other Essays

Igor Vasilevsky вт, 10/17/2017 - 19:45

Дао лидера

Новички требуют новых теорий и технических приемов, покуда их ум не загромоздится возможностями выбора. Продвинутые ученики забывают свои возможности выбора. Они позволяют теориям и техническим приемам, которые они учили, отойти на задний план. Учитесь очищать свой ум. Учитесь упрощать свою работу. По мере того, как вы будете все менее и менее полагаться на ваше знание о том, что именно делать, ваша работа будет становиться все более направленной и более могущественной.

Калил Джебран о бизнес-тренингах

   Ни один человек ничего не может открыть вам, кроме того, что уже лежит в полудреме на заре вашего знания.
   Учитель, что ходит в тени храма в окружении учеников, дает не от своей мудрости, а скорее от своей веры и благоволения.
   Если он воистину мудр, то не повелит вам войти в дом его мудрости, скорее он поведет вас к порогу вашего разума.
   Астроном будет говорить вам о своем понимании пространства, но не даст вам это понимание.

Джебран Калил Джебран. Пророк

Работа должна приносить удовольствие

Ответил на вопросы в рамках проекта «Практическое образование».

Опишите вашу профессиональную деятельность. Какие качества помогают вам в текущей работе?

Для своих клиентов я выступаю либо как модератор, помогающий принимать ответственные управленческие решения, либо как бизнес-тренер, обучающий торговые команды, либо как консультант в построении систем продаж от привлечения продавцов до удержания клиентов.

В первую очередь, я опираюсь на свой опыт работы в маркетинге и продажах (убежден, что обучать можно только тому, что умеешь делать сам, пусть не идеально, но хорошо), во вторую, на опыт тех проектов, которые я реализовал уже как консультант и бизнес-тренер.

В продажи и маркетинг я пришел случайно, когда учился в институте. Вначале рассматривал эту работу как временный заработок, но втянулся и вместе с первыми результатами увлекся процессом. Мне нравится высказывание, что ценность работы не в том, что ты получаешь взамен, а в том, кем ты становишься, выполняя эту работу. Продажи — это передовая бизнеса и зона постоянной турбулентности, здесь можно почувствовать себя и самураем, и пилотом, и даже ученым-исследователем — и все это одновременно.

Что мне помогало делать карьеру? С самого начала я выбирал те задачи, которые мне интересны сами по себе. Поэтому у меня не было необходимости заставлять себя приходить на работу. Что еще помогает совмещать результативность и удовольствие от работы — любопытство. Детские вопросы «Почему?», «Как?», «Что еще?» не дают заскучать и иногда открывают новые возможности.

Эти же вопросы помогают мне и как бизнес-консультанту. Но в этой области очень важно как можно чаще спрашивать себя: «Так ли это на самом деле?» Иногда я говорю своим клиентам, что они платят мне за мой скептицизм.

В виде тезисов опишите свой рабочий день; что представляет для вас наибольший интерес? Что гарантированно поднимает Вам настроение? Возможно, в вашем рабочем месте есть какая-либо уникальность?

Фриланс может расхолаживать. Но у меня есть несколько «секретов» самомотивации. Я «сова», а назначенная на утро встреча помогает проснуться. Пословица «долго запрягают, но быстро едут» про меня. Мне, как ни странно, хорошо работается в режиме цейтнота.

Что в вашей работе больше драйва или повседневной рутины? Что вас вдохновляет в своей работе, помогает преодолевать трудности? Насколько далеко вы планируете свою деятельность и как вы относитесь к планированию в целом?

Любую рутину можно превратить в что-то более увлекательное, если привнести в нее элемент игры. Например, представить, как с этой задачей справился бы кто-то из киногероев. Но я не склонен драматизировать рабочие сложности. Как известно, трудно быть богом, а в том, чтобы хорошо делать свою работу никакого героизма нет. Разумеется, если вы не спасаете чужие жизни.

Мне здесь очень помогает армейский опыт: умение «отключить» рефлексию и просто сделать, что должен, — бесценный навык. Ради него можно было отслужить два года срочной службы. В моем случае еще и научиться печатать вслепую десятью пальцами (доблестные войска связи).

Я не сторонник жесткого планирования, мне ближе подход GTD: работа со списком задач, порядок выполнения которых определяется контекстом и настроением.

Какие предметы вам легко давались в институте, и какие «жизненные мудрости» вы вынесли из высшего образования — попробуйте сформулировать в виде тезисов?

На мой взгляд, самое ценное, что может дать высшее образование, это умение мыслить системно. Лучше всего этот навык формируется на факультетах естественных наук. Поскольку я получил гуманитарное образование, приходится восполнять пробелы в образовании самостоятельно. Главная «жизненная мудрость» — не доверять «жизненной мудрости», а следовать фактам, проверять предположения, искать опровержения своей гипотезе.

Что вы думаете о своей работе и современных тенденциях с ней связанных?

Мне сложно давать оценку рынку услуг бизнес-консалтинга и бизнес-обучения в целом. Но если говорить на примере своих клиентов, то спрос стал более прагматичен. Даже представители сетевого маркетинга стремятся дополнить традиционные для них «мотивационные тренинги» обучением конкретным методам работы. Лучшая мотивация — это мотивация, которая приходит вместе с результатами работы, а не в процессе «сеанса массового гипноза».

Какие ваши достижения за последний год, о чем с гордостью вы говорите?

Я страстный поклонник принципа кайдзен, поэтому мой главный успех — это постоянное движение вперед. Из нового — наконец-то занялся своей давней идеей создать проект, посвященный бизнес-презентациям.

Смартфон, планшет, современные гаджеты — что это в вашей работе? назовите самое классное приложение, которое вы используете в смартфоне или планшете. Как вы в своей работе используете социальные сети?

На социальные сети у меня аллергия. Но Facebook и Linkedin в качестве адресной книги, безусловно, очень полезны. Для общения я предпочитаю добрую, старую электронную почту (почтовый клиент Thunderbird, снаряженный плагинами, в связке с Gmail). Из приложений на смарфоне я могу посоветовать отличный подкатчер BeyondPod и замечательную программу CamScanner.

Что посоветуете посмотреть/почитать нашим читателям? Какие книги и фильмы произвели на вас впечатление с точки зрения саморазвития за последний год.

Не слежу за новинками (исключения: Виктор Пелевин и Нассим Талеб), поэтому могу порекомендовать только проверенную классику. Более того, советовал бы почаще находить время для художественной литературы. С точки зрения саморазвития наибольшее влияние на меня оказывает научно-популярная литература. Так я с большим удовольствием читаю книги «Библиотечки «Квант», изданные в Советском Союзе. Кстати, научно-популярные фильмы Семена Райтбурта — настоящие шедевры и образец жанра.

Что Вы еще хотели бы рассказать нашим читателям, а мы вас забыли спросить?

Я бы хотел сказать, что процесс не менее важен, чем результат. Поэтому не стоит верить тому, что люди, «ориентированные на процесс», не эффективны. Совсем наоборот. Только такие люди и двигают мир вперед. «Виной» тому их жажда нового и стремление получать удовольствие каждый день (а не только, когда подбиваются итоги). Но они так увлечены, что забывают об этом рассказать. Кстати, вот книга, которую советую прочесть — «В погоне за ускользающим светом» Юджина О’Келли.

Ответ, на какой вопрос — вы хотели бы получить от следующих участников интервью?

Как вы выстраиваете ваши отношения со Случайностью?

Вам синицу или журавля?

В книге «Синергетика и прогноз будущего» (С. П. Капица, С. П. Курдюмов, Г. Г. Малинецкий. — М.: Эдиториал УРСС, 2003) обнаружил историю, хорошо раскрывающую разницу между инициативами, направленными на развитие системы, и действиями, нацеленными на ее рост:

   С начала 50-х годов однопартийным режимом Тайваня была развернута широкая программа развития высшего образования. Начиная с 60-х годов, каждый третий выпускник школы становился студентом университетского колледжа. Из-за отсутствия собственных университетов значительная часть выпускников была отправлена за государственный счет в вузы США и Канады.
   Несмотря на тяжелую экономическую ситуацию, уже в эти годы число студентов «на душу населения» превышало аналогичный показатель в Великобритании. Все это позволило, несмотря на бедность ресурсов, вывести страну в 80-х годах в число «тихоокеанских тигров». В настоящее время валовой национальный продукт Тайваня превышает четверть этого показателя для громадного Китая. Здесь, как и в ряде других случаев, успешным экономическим реформам предшествовали большие опережающие вложения в образование в сложной экономической ситуации. Эти вложения являлись не следствием, а одной из важных предпосылок успеха.

В большинстве организаций предпочтение отдается физическому росту. Логика проста: больше рынков/продуктов/филиалов означает больше денег. Достаточно взглянуть на  статьи расходов и целевые показатели подразделений и сотрудников.

В свою очередь вложения в развитие — это охота за журавлем, который, возможно, однажды появится в небе. Риски такой охоты велики. Прямо пропорциональны возможному выигрышу.

Бернард Шоу об образовании

В университете все-таки можно получить кое-что. Вы получаете здесь навык общественной жизни, что является полезным, и я рекомендовал бы это собственному сыну, будь у меня сын. Я послал бы его в университет и напутствовал при этом: «Берегись, чтоб они не наделили тебя искусственным мозгом. Что же касается книг, которые они посоветуют тебе читать, то ты не читай их».

Учебник можно определить как книгу, непригодную для чтения. Тем, что я остался совершенно необразованным человеком, я обязан тому, что никогда не мог читать учебники. И время, которое мне полагалось тратить на чтение учебников, я тратил на чтение настоящих книг — книг, написанных людьми, которые действительно умеют писать, чего никогда не бывает с авторами учебников.

Смотрите же читайте, как я уже сказал, настоящие книги, а учебниками занимайтесь только постольку, поскольку это необходимо, чтоб вас не вышибли с позором из университета. Читайте хорошие книги, настоящие книги и с головой погружайтесь в революционные книги. Залезайте поглубже в коммунизм и тому подобное. Если вы не станете революционером в двадцать, то к пятидесяти годам вы сделаетесь совершенно невыносимым старым допотопным чучелом. А если вы стали в двадцать красным революционером, то у вас есть шансы стать вполне современным человеком в сорок лет!

Я вам только одно скажу: так и держите, спорьте со своим преподавателем. Если возможно, то, выслушав профессора истории, который изложит вам свои взгляды, скажите ему: «Мы ознакомились с вашими взглядами, а теперь хотели бы поискать себе другого профессора истории, который был бы с этими взглядами не согласен (таких можно без труда найти). И тогда мы послушаем, как вы будете спорить».

Всегда познавайте предмет в противоречиях. Вы обнаружите при этом, что существует постоянный заговор, имеющий целью преподать тот же предмет догматически и односторонне. В университет приходит большое количество молодых людей, которые совершенно не способны усвоить что-либо, и все же здесь им должны дать университетские степени; соответственно приходится обучать их, как следует отвечать на вопросы.

Если бы им говорили, что у той или иной проблемы две стороны, то они безнадежно запутались бы. Чтобы сдать экзамен, никогда не докапывайтесь до истинной сути вопроса, на который вы должны ответить. Придите к своему преподавателю и спросите его: «Какой ответ я должен дать на такой-то вопрос?»

В молодые годы мне пришлось быть критиком. Я писал критические статьи о картинах и спектаклях для еженедельных газет. Когда я шел в картинную галерею — скажем, на выставку в Королевскую академию, — я понимал, что могу написать о ней только одну статью. В лучшем случае я мог написать две, а там бывало по две или три тысячи картин. И поэтому мне приходилось просматривать все бегло и отбирать десять-пятнадцать полотен, возвышавшихся над уровнем произведений, о которых обычно говорят «и другие».

Так придется поступать и вам. Когда ваши профессора и наставники выложат перед вами случайный набор фактов, вы должны сказать: «Э, не пойдет; нет смысла запоминать все это». И как старьевщик, который роется на свалке истории, вы должны оценивать свою находку, оставляя себе пригодные вещи и забывая все прочее как можно основательнее. Вот тогда вы станете образованным человеком; тогда вы будете помнить несколько фактов, которые стоят того, чтобы их запоминать. Человек, который держит при себе все не стоящее запоминания, достигает иногда самой высокой из университетских степеней. И единственное, что можно сделать с таким человеком, это похоронить его».

Из лекции Б. Шоу в университете в Гонконге в 1933. Цит. по книге Эмриса Хьюза «Бернард Шоу»

Igor Vasilevsky сб, 10/14/2017 - 22:11
Куда пойти учиться после школы?

Такой вопрос мне задал человек завидного возраста. Оговорившись, что вопрос слишком важен, чтобы на него отвечал кто-то другой, все же поделился своим мнением.

Считаю, что гуманитарное образование — это, в первую очередь, изучение готовых знаний. В этом нет ничего плохого. Но естественно-научное образование представляет собой метод «производства» знаний. Гуманитарный кругозор легко пополнить самостоятельно, просто читая книги. А научный метод лучше осваивать с компетентной помощью.

Я гуманитарий по складу ума. И очень жалею, что получил гуманитарное же образование. Во-первых, это было проще, во-вторых, в том время я даже не догадывался, что думать — это навык, который надо сознательно и целенаправленно тренировать.

Примечательно, что новые проекты в отраслях высоких технологий создают не люди с экономическим образованием, а технари, которые по мере развития бизнеса нанимают экономистов, маркетологов и др. Будущее в руках ученых, инженеров и программистов.

Igor Vasilevsky сб, 10/14/2017 - 21:43

Об этике и эстетике

Фильм Эдварда Цвика «Последний самурай» (The Last Samurai) произвел на меня сильное впечатление. Труд костюмеров, операторская работа Джона Толла, музыка Ханса Циммера и игра Кэна Ватанабэ складываются во впечатляющее действо. История о том, как капитализм бесцеремонно разрушает вековые традиции, вызывает сочувствие и симпатии к гордым и бесстрашным самураям. В основе фильма лежат реальные события, но есть кое-что важное, оставшееся за кадром.

До середины XIX столетия Япония представляла собой отсталую аграрную страну. С 1636 года попытка покинуть пределы государства каралась смертью. Даже жители разных регионов не могли торговать друг с другом. Существовали многочисленные запреты и ограничения, препятствующие развитию предпринимательской деятельности и накоплению капитала. Политика «разделяй и властвуй» помогала сёгуну более двух веков удерживать единоличную власть над страной. Жизнь простого человека ничего не стоила. Достаточно сказать, что самурай имел право опробовать клинок новой катаны на прохожем.

Реставрация Мэйдзи открыла дорогу частному предпринимательству и на протяжении жизни одного поколения вывела Японию в число стран с развитой экономикой. Свободная торговля одержала верх над закрытостью и косностью. Жертвой этой победы стала изящная и гармоничная «экосистема» самураев. Но, будь я не самурайского сословия, то выбирая между протестантской этикой и самурайской эстетикой, я безусловно выбрал бы первое. Несмотря на свое восхищение текстом «Хагакурэ».

Может показаться странным, но Куба ассоциируется у меня с Японией. И не потому, что это тоже островное государство. Сегодняшняя Куба, как когда-то Япония, является закрытой страной, подчиненной власти сёгуната Кастро. В сердцах левых образ Острова Свободы рождает ностальгию об ушедшей эпохе и преждевременную скорбь «о Кубе, которую они потеряют, когда режим падет». В их словах будущая Куба предстает счастливым и невинным созданием в руках жадного и циничного дельца. Скорее всего, так и будет: пятизвездочные отели, супермаркеты, современные автомобили и разгул потреблятства. Но, я думаю, если простого кубинца поставить перед выбором протестантской этики или советской эстетики, он выберет первое. Второе хорошо для туриста.