Бизнес

Ларошфуко о переговорах

Однако, поскольку промедление в важных делах обычно чревато серьезными последствиями, они и не замедлили последовать — причем достаточно значительными — также и в этом деле, в котором столкнулось не только множество несовпадающих интересов и которому препятствовало столько козней, но которое также вершилось с одной стороны, Принцем, а с другой — кардиналом Мазарини. Хотя черты их характера были прямо противоположны, оба они на удивление сходились в способе ведения этого дела: ни один из них не установил для себя четко отграниченных притязаний; когда им уступали в том, чего они требовали, они неизменно считали, что можно добиться большего, и малейшие изменения в общем положении дел того и другого так меняли их притязания, что, поскольку ничто не может достаточно долго находиться в равновесии, они так и не нашли удобного момента договориться и заключить соглашение.

Так в своих «Мемуарах» описывает историю французской Фронды (1648–1653 гг.) Франсуа VI де Ларошфуко. До боли знакомо и актуально. Кстати, Ларошфуко был известным интриганом и опытным переговорщиком. Вполне мог бы сегодня вести тренинги на эти темы.

Приятные собеседники потому так редко встречаются, что люди думают не о тех словах, которым внимают, а о тех, которые жаждут произнести. Человек, желающий, чтобы его выслушали, должен в свою очередь выслушать говорящих, дать им время высказаться, проявляя терпение, даже если они попусту разглагольствуют. Вместо того, чтобы, как это нередко бывает, тут же оспаривать и прерывать их, необходимо, напротив, проникнуться точкой зрения и вкусом собеседника, показать, что мы оценили их, завести разговор о том, что ему дорого, похвалить в его суждениях все, достойное похвалы, и не с видом снисхождения, а с полной искренностью.
...Но если сказать слово кстати — большое искусство, то кстати промолчать — искусство еще большее. Красноречивым молчанием можно порою выразить и согласие, и неодобрение; бывает молчание насмешливое, бывает и почтительное.
Франсуа де Ларошфуко. Размышления на разные темы

Рубрики: 

«Жесткие переговоры» — это

«Жесткие переговоры», «активные продажи», масло масляное — все это тавтологии. Других переговоров, продаж и масла не существует в природе.

Жизнь и уроки Ливермора

Биография великого и ужасного (по мнению, некоторых) Джесси Ливермора дает фору остросюжетному детективу. В книге Ричарда Смиттена «Жизнь и смерть величайшего биржевого спекулянта» есть и интрига, и драма, и ценнейшие мысли о Его Величестве Рынке.

«Для меня эта доска |с котировкам| как живая, как музыка. Мы можем взаимодействовать. Это пришло ко мне только после долгих лет тяжелой работы и практики, похоже на то, как в случае с великим дирижером великого оркестра. Тем, что я действительно чувствую, когда я смотрю на доску, я не могу поделиться, точно так же как дирижер не может словами выразить то, что он чувствует, когда играет Моцарта так, как это должно быть сыграно. Доска и эти люди играют для меня симфонию, симфонию денег, которая поет для меня, которая любит меня, которая раскрывает меня в своей песне».

Левермор был не только гениальным трейдером, он был проницательным исследователем человеческой психологии, его рассуждения на этот счет выходят за границы биржевой торговли.

Надежда идет рука об руку с жадностью, когда речь идет о фондовом рынке. Как только сделка заключена, оживают ростки надежды. Человеку по природе свойственно надеяться, мыслить позитивно, надеяться на лучшее. Надежда важна для выживания человеческого вида Но надежда, также как ее кузины на фондовом рынке -невежество, жадность и страх — деформирует разум. Надежда скрывает факты, а фондовый рынок имеет дело только с фактами. Это похоже на вращение колеса рулетки — исход решает маленький черный шарик, а не жадность, не страх и не надежда Результат объективен и окончателен и обжалованию не подлежит.

Читать? Читать!

Рубрики: 

Pages

Subscribe to RSS - Бизнес