Книги

Больше, чем бизнес. Джим Коллинз, Уильям Лазье

Джим Коллинз и Уильям Лазье проделали отличную работу, им удалось собрать в своей книге весь набор банальностей и мифов о том, «как создать великую компанию». Находясь под воздействием эффекта ореола известных на рынке компаний, авторы делают необоснованные, но категорические выводы о том, как следует управлять бизнесом. Некоторые из рекомендаций заставляют усомниться в том, что авторы когда-либо сами занимались бизнесом (преподавательскую и тренерскую деятельность мы бизнесом считать не будем).

Читал названия книг, много думал

Покупка некоторых книг оправданна уже самим их названием. Прочел обложку — получил ценный совет.

    Вот мои фавориты:
  • Увольте кого-нибудь прямо сейчас. Боб Притчет.
  • Никогда не ешьте в одиночку. Кейт Феррацци.
  • К черту цены! Создавайте ценность. Том Снайдер и Кевин Кирнс.
  • Сначала скажите " нет". Джим Кэмп.

«Кофемолка» Михаила Идова

Мои знакомые вели себя немногим лучше. Коллеги-критики изредка забредали на огонек, утыкались носом в фолиант, и, щурясь, тянули ромашковый чай в нахохленном одиночестве. Блюц — когда я признался, что дела в «Кольшицком» идут далеко не блестяще, — решил, что будет жутко остроумно прислать мне несколько нечитабельных книжек о предпринимательстве.

Не набрасывайтесь на мармелад!

В 1972 году в Стэнфордском университете под руководством психолога Уолтера Мишеля (Walter Mischel) проводился эксперимент, известный как Stanford Marshmallow Experiment. Перед ребенком в возрасте от 4 до 6 лет кладут кусочек зефира, просят его подождать 20 минут и оставляют одного в комнате. Ребенку говорят, что если он не съесть сладость и дождется взрослого, то в качестве награды получит еще одну порцию. По утверждению исследователей, дети, которые были способны удержаться и не съесть зефир сразу, добились в жизни большего, чем те, кто не обладал таким самообладанием.

Александр Никонов. Кризисы в истории цивилизации

Все хотят спасти мир, как видите. А мир вовсе не нуждается в помощи. Потому что он не погибает, а перерождается — в боли, муках и страданиях. И закручивание гаек может его только погубить — слишком крепкая скорлупа просто не даст желтенькому цыпленку нового мира пробиться к свету. И он задохнется во тьме и сырости, так и не вдохнув воздуха свободы.

Александр Никонов. Кризисы в истории цивилизации. Вчера, сегодня и всегда

«Кроличья нора» — черная дыра для здравого смысла

Вот, что я обнаружил сегодня в «горячей зоне» большого книжного магазина в центре Киева — книгу Уильяма Арнтца, Бетси Чейса и Марка Висенте «Кроличья нора, или Что мы знаем о себе и Вселенной». И чтобы никто не сомневался, что перед ним очередной шедевр, издатели обернули книгу в текст: «„Кроличья нора“ — это рациональное обоснование „Секрета“. Современная наука объясняет мир, Бога, человека и их взаимоотношения. Ошеломляет и вдохновляет одновременно! The Los Angeles Times».

Интернет vs книги

Сложно оспорить тот факт, что интернет представляет собой океан информации. И я в этом океане провожу изрядное количество времени. Но вот, что я заметил. С точки зрения получения ценной (т. е. актуальной, практичной, исчерпывающей и уникальной) информации эффективность чтения бумажных книг существенно выше, чем эффективность чтения интернет-источников. Издательства делают большую работу отбирая и редактируя содержание. Возможно, у вас другая статистика, но в моем случае час, проведенный с книгой в руках, имеет больший КПД, чем час, проведенный в интернете.

Эрих Фромм о «Дианетике» Рона Хаббарда

Но хуже всего то, как написана «Дианетика». Смесь известного числа упрощенных истин, полуправд и явного абсурда, пропагандистская техника ошеломления читателя своим величием, непогрешимостью и новизной системы автора, обещания неслыханных результатов, достигаемых простым следованием за «Дианетикой», — вот техника, которая ведет к самым злосчастным результатам в областях патентованной медицины и политики. Применительно к психологии и психиатрии она не будет менее вредоносной.

Эрих Фромм. Дианетика: искателям сфабрикованного счастья

Венец творения в интерьере мироздания

Нужно привыкать жить в сложном мире, где все относительно — пространство и время, курсы валют, добро и зло, вкус и безвкусие, истина и ложь...

Александр Никонов. Венец творения в интерьере мироздания